Наша ПУБЛИКАЦИЯ I

Наша ПУБЛИКАЦИЯ I

Сообщение Один из нас 10 окт 2009, 06:01

Я публикую здесь небольшой мемуар ротмистра А.КРИЦКОГО. Материал взят мною из журнала "ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА" (Издание Калифорнийского Общества Участников 1-го Кубанского генерала Корнилова похода) за Февраль 1962 года (№5). Это короткая история ПЕРВОЙ кавалерийской части Добровольческой Армии. Здесь упоминается мой предок, храбрый воин в ряду других храбрых воинов, прошедший эту войну и погибший почти в самом ее конце; за нехитрыми строчками , написанными рукой старого солдата неожиданно встает весь ужас Гражданской войны, а ведь это только самое ее начало. Поэтому я с особым трепетом душевным размещаю этот материал.
Именно ужасом нормального русского человека вызвано желание выделить некоторые места этих бесхитростных заметок (также мною уточнены, с сохранением оригинального варианта, некоторые слова).

Повторю: это самое начало... Надеюсь, что публикация данного материала сделает очевидно-невозможным продолжение внутринационального конфликта под каким бы то ни было предлогом: политическим, этническим, субэтническим, фантазийным и каким либо иным.

ВНИМАНИЕ: Поскольку это первое размещение материала в рунете, указание автора заметок, ссылка на "Вестник Первопоходника" и на "Русский мир" обязательны"
Приносим свою благодарность Библиотеке Конгресса США. Без нее эта публикация была бы невозможной.


ИСТОРИЯ
1-го КАВАЛЕРИЙСККОГО "Полковника ГЕРШЕЛЬМАНА" ДИВИЗИОНА.

18-го декабря 1917 года приказом генерала Алексеева было разрешено полковнику Л.Гв. Уланского Его.Величества полка Василию Сергеевичу Гершельману приступить в Ростове к формированию 1-го Кавалерийского дивизиона.
Дивизион предполагалось сформировать двух-эскадронного состава: 1-й эскадрон офицерский и 2-й юнкерский. Запись прибывающих производилась в Новочеркасске в доме офицерского общежития, и записавшиеся и принятые направлялись в Ростов в.здание Проскуровского госпиталя на Николаевской улице, где прибывших приказом полк. Гершельмана назначали по эскадронам. К 3 декабря (так в тексте. Очевидно, ошибка. Правильно, по всей видимости - 30 декабря) 1917 г. в 1-м эскадроне было 18 офицеров, а во втором 26 добровольцев и 4 офицера. Вооружены они были трехлинейными пехотного образца винтовками.
Ежедневно в дивизион прибывало по несколько человек, сумевших пробраться на Дон и желающих стать на защиту попранной России и офицерской чести.
4-го января полк.Гершельмана было приказано с дивизионом перейти в г. Таганрог, где принять от расходившегося "по домам" Запасного Заамурского полка лошадей, седла и мексиканские карабины, а трехлинейные винтовки сдать в офицерскую гвардейскую роту.
6-го января 1918 года, дивизион выгрузился из жел.дор. соста-
ва на ст..Таганрог и стал по квартирам на Николаевской улице, - 1-й
эскадрон в -здании бывшего госпиталя, 2-й в свободном частном доме,
тоже во время войны оборудованном под госпиталь.
С утра 7-го января приступили к приему лошадей и карабинов. Лошади, оставшиеся не разобранными крестьянами соседних сел, стояли по конюшням Запасного Заамурского полка; при них было еще несколько не уехавших солдат, которые выдать лошадей отказались и дали знать в села о прибывших офицерах. До 12 часов дня, пока разговаривали с солдатами, в городе, к конюшням собралась большая толпа рабочих местного аэропланного завода и крестьян из сел и деревень, которые заявили, что теперь лошади - их, и забрать их они не позволят. После тщетных уговоров полковн.Гершельман приказал дивизиону выводить всех лошадей из конюшен к помещению 2-го эскадрона. Лошадей, несмотря на крики, и угрозы толпы, вывели, а один рабочий, бросившийся на юнкера с ножом,- был убит. В толпе поднялся шум и крик, раздавались голоса - перебить приехавших. Тогда по приказанию полк.Гершельмана 1-й взвод Офицерского эскадрона построился в пешем строю и развернутым фронтом, имея винтовки в руках, молча и в ногу двинулся по улице на тысячную толпу, которая с бранью, угрозами и руганью разбежалась, а приемка лошадей и седел продолжалась под охраной нескольких часовых и патрулей.
Карабины принимали из склада Заамурского полка, причем старшему приемщику от дивизиона пришлось выслушать много острот и насмешек от офицеров Заамурского полка, бывших в складе.
На требование приемщика выдать 300 карабинов заведующий складом, офицер-поручик, указав рукой на целые горы оружия, сказал:
- Здесь карабинов 30 тысяч, берите все, быть может, тогда и победите.
Триста штук карабинов было отобрано, и приемщики ушли.
8-го января была закончена приемка и раздача по рукам, причем лошадей взяли всех 64, то есть всех тех, которых не взяли крестьяне и рабочие, т.е. самых плохих, многих уже совершенно негодных к службе. Тем не менее, их взяли и 1-й эскадрон был посажен; 2-й оставался пешим.
Из принятых 300 карабинов вооружили оба эскадрона и 180 отобранных седел без приборов роздали каждому на руки.
10-го января от 1-го эскадрона был выслан боевой разъезд в распоряжение Командира Гвардейской роты, занимавшей ст. Никлиновка и сдерживающей напор большевиков.
Дивизион же оставался в Таганроге, неся гарнизонную службу.

К этому времени Дивизион имел следующий состав:

Первый Эскадрон

1.Командир эскадрона 10 ул. Одесского полка, подполк.Селиванов.
2.Вахмистр 1-го Кубанского полка. Воиск.Старшина Мадгавариани.
3.Ком. 1-го взвода 15 ул.Татарского полка Ротмистр Крицкий.
4.Ком. 2-го взвода 11 гус.Изюмского полка Штаб-Ротмистр Дубровитский
5.Ком. 3-го взвода 4 ул. Харьковского полка Ротмистр Скалков.
6.Ротмистр 3 ул. Смоленского полка Гессель
7.Капитан конной артиллерии Коннонов
8.Есаул Терского каз.Войска Незлобинский,
9.Штаб-Ротмистр 2 драг. Псковского полка.Myнтянов
10.Штаб-Ротмистр 15 ул Татарского полка Стрижевский ,
11.Штаб-Ротмистр 4 драг. Ново-Екатерин, полка Товаров,
12.Штаб-Ротмистр 3 гус, Елисаветградск. полка Сомов,
13.Штаб-Ротмистр 14 драг. Малороссийского полка Литвинов,
14.Штаб-Ротмистр 14 ул. Ямбургского полка Вишняков, .
15.Штаб-Ротмистр 10 ул. Одесского полка Маневинский,
16.Штаб-Ротмистр 2 гус. Павлоградского полка Борщ,
17.Штаб-Ротмистр 4 ул. Харьковского полка Иванов,
18.Штаб-Ротмистр 16 гус. Иркутского полка, Юпатов,
19.Штаб-Ротмистр 2 ул. Курляндского полка Иванчин-Писарев,
20.Штаб-Ротмистр 1-го Заамурского полка Карунин,
21.Подъесаул Терского Каз. Войска Малахов,
22.Подъесаул Забайкальского каз.Войска Веремеев,
23.Подъесаул Донского каз .Войска Мальчевский,
24.Штабс-Капитан Гв. Саперного Батальона Грегер,
25.Поручик 2 ул. Курляндского полка Алтухов,
26.Поручик 2 драг, Псковского полка Шилькнехт
27.Поручик 2 драг, Псковского полка Емельянов,
28.Поручик 17 ул. Новомиргородского полка Зорин,
29.Поручик 4 гус. Мариупольского полка Яновский,
30.Поручик 3. гус. Елисаветградскргр.полка Севостьянов,
31.Поручик 5 ул. Литовского полка Сукачев,
32.Поручик 17 гус. Черниговского полка Ростовцев,
33.Поручик 5 драг. 'Каргополь'ского полка Перфильев,
34.Поручик 1 Заамурского полка Дроздовский,
35.Поручик Общей кавалерии Соцевич,
36.Корнет 15 ул. Татарского полка Сербин,
37.Корнет 15 ул. Татарского полка Есипов,
38.Корнет 6 драг. Глуховского полка Аксенов,
39.Корнет 4 ул.. Харьковского полка Зубов Ал.,
40.Корнет 5 драг, Картопольского полка Ростовцев,
41.Корнет 4 гус. Мариупольского полка Глушков,
42.Корнет 5 гус. Александрийского полка Мартыновский
43.Корнет 17 ул. Новомиргородского бар.Бухгольц
44.Корнет 17 ул. Новомиргородского Квартано
45.Корнет 17 Черниговского полка Лозовский,
46.Корнет 11 Изюмекого полка Морозов,
47.Корнет 11 Изюмекого полка Смит,
48.Корнет Пограничной Стражи Самолетов,
49 Корнет Пограничной Стражи Ростиелав ский,
50.Корнет Пограничной Стражи Мокржицкий,
51.Корнет Пограничной Стражи Штепенко,
52.Корнет Пограничной Стражи Рыбалко,
53.Корнет Общей Кавалерии Ефремов,
54.Хорунжий Донского каз. Войска Бочарев,
55.Хорунжий Донского каз. Войска Линьков,
56.Хорунжий Донского каз. Войска Попов,
57.Хорунжий Донского каз. Войска Раздоров,
58.Корнет Пограничной Стражи Меллер-Закомельский,
59.Подпоручик Конной Артиллерии Мономахов,
60.Прапорщик Конной Артиллерии Пангишко,
61.Прапорщик Пограничной Стражи Красноярцев,
62.Прапорщик Общей Кавалерии Захаров,
63.Прапорщик Кубанского каз. Войска Венценосцев,
64.Врач Темиров,
65.Врач Каракаповский,
66.Сестра М.Д. Дурново,
67.Доброволкц А. Корольков,
68.Доброволец Ник. Корольков,

Второй Эскадрон

1.Командир Эскадрона Ротмистр 4 ул. полковник Балицкий,
2.Командир 1-го взвода Л.Гв. Его Вел. полка Ротмистр Потоцкий,
3.Командир 2-го взвода Л.Гв. Его Вел. полка Шт.Ротмистр Новиков,
4.Командир 3-го взвода Л.Гв. Его Вел. полка Поручик Фермор,
5.Командир 4-го взвода Л.Гв. Его Вел. полка Проучик Головин.

Кроме г.г. офицеров во 2-м эскадроне состояло 62 добровольца - юнкера, кадеты, студенты и гимназисты,


10-го января, согласно полученному разрешению, кап.Кононов, корнет Есипов, корнет Рыбалка и прапорщик Пангишко выехали в станицу Каменскую с целью выкрасть у казаков пулеметы, что они и сделали, вернувшись 11 января с пулеметами в Дивизион.
12-го января, согласно приказания, приступили на ст.Таганрог к погрузке в вагоны, В городе, в это время, уже открыто бесчинствовали большевики. К вечеру этого же дня они захватили пассажирский вокзал, а на товарном происходила погрузка дивизиона при охране нескольких часовых. К 6-ти часам вечера дивизион погрузился, но
выйти не мог, так как машинист ушел на пассажирский вокзал к восставшим, куда присоединились и, вообще, все жел.-дорожные служащие, поломав предварительно стрелки на путях, а перед эшелоном дивизиона на рельсы перевернули пустой товарный вагон.
Умеющий управлять паровозом нашелся во 2-м эскадроне, и при общем участии всего дивизиона, преодолевая ряд затруднений, поезд через поломанные стрелки,обводными путями выведи на главный путь. К 1 часу ночи эшелон, в неопытных руках добровольца, сильно, дергая, чем-то вроде скачков вышел с Таганрогского вокзала, оставив его и город в руках восставших. 13 января к полудню эшелон прибыл на ст.Бессергеновка, где, оставив за собой подвижной состав под охраной караула, дивизион выгрузился и походным порядком выступил на ст.Неклиновка на поддержку Гвардейской роты.

Прибыв к утру 14 января на ст.Неклиновка и оставив два взвода 1-го эскадрона на станции, другой эскадрон с 1-м взводом 1-го эскадрона направился в села Покровское и Троицкое, где было приказано отобрать у жителей казенных лошадей, забранных ими самовольно из Запасного Заамурского полка. К вечеру было отобрано в Покровском 75 лошадей, и дивизион тронулся на Троицкое, но по дороге пришло приказание - всему дивизиону следовать на ст.Марцево, где соединиться с ротой кап.Чернова и совместно наступать на г.Таганрог. При этом дивизиону ставилась задача - овладение кожевенным заводом, где оставаться.

С утра 15 января дивизион, спешившись у ст.Марцево, повел наступление вдоль жел.-дорожной линии на Кожевенный завод и к 2-м часам дня, после небольшого боя, овладел заводом, где и оставался до дальнейших распоряжений.
В тот же день, по приказанию заведующего хозяйством полк. Когана, от караула, охранявшего на ст.Бессергеновка жел.-дорожный состав, был выслан разъезд 5 коней в гор.Таганрог за продуктами. Разъезд беспрепятственно проник в город с восточной его окраины, но в городе подвергся обстрелу из окна дома и, потеряв убитыми корнета Меллер-Закомельского и добровольца Дурново, не достав продуктов, вернулся к эшелону, приведя трех раненых лошадей. Вечером того же дня 6 охотников вновь проникли в город за телами убитых, но их на месте обстрела не нашли. Это были первые потери дивизиона за войну с большевиками.

К вечеру бой в районе вокзала гор.Таганрога затих, рота кап. Чернова овладела вокзалом, осталась там на ночь, а дивизион получил задачу занимать кожевенный завод и линию железной дороги и прикрыть от большевиков узловую станцию Марцево. Выполняя задачу и занимая указанную линию, дивизион, ведя перестрелку с большевиками и отбивая их попытки выйти из города, оставался там до 20 января, когда было приказано дивизиону вновь перейти на ст.Неклиновка, где прикрыть отход Гвардейской роты.

21-го, с наступлением темноты, Гвардейская рота отошла, а дивизион, удержав станцию до утра 22-го января и попортив пути и самую станцию, стал отходить на хут.Адабашево, где вела бой рота полк.Морозова. Подойдя на помощь пехоте, дивизион в пешем строю повел наступление и после трех-часового боя совместно с пехотой опрокинул большевиков и занял хутор, на котором и остался ночевать. В бою под хутором Адабашево были убиты командир 4-го взвода 2-го эскадрона поручик Головин, корнет Смит и три юнкера и ранен командир 1-го взвода 2-го эскадрона ротмистр Потоцкий.

23-го, с утра, большевики вновь повели наступление на Адабашево, который был занят спешенным 2-м эскадроном. 1-й эскадрон в конном строю, обойдя левый фланг красных, сперва остановил их наступление, а затем, совместно со 2-м эскадроном, перешедшим в наступление, опрокинул наступавших, и к вечеру оба эскадрона вновь собрались в Адабашево, где было получено приказание перейти в станицу Синявскую и дальше на село Чалтырь, которое занять и тем прикрыть правый фланг отряда полк.Кутепова, ведший бой у ст.Хопры.
Заняв с.Чалтырь, дивизион отбил три попытки красных проникнуть в село и во время стычек захватил первые 6 лошадей из конницы большевиков, которые были сейчас же поставлены в строй взамен изнуренных. Находясь в с.Чалтырь, дивизион вел разведку на ст.Неклиновка и Султан-Салы-Малые.

1-го февраля в Чалтырь прибыл отряд (3 пеших и 2 конных сотни) хорунжего Назарова, который заявил, что он намерен уничтожить два эскадрона красных, занимавших дер. Султан-Салы-Малые. В этом нападении на дер.Султан-Салы-Малые вызвались принять участие совместно с отрядом Хорунжего Назарова охотники дивизиона, но по разрешению полк.Гершельмака в этом деле могли принять участке не более, чем по 10 человек от каждого эскадрона,чтобы не ослабить выполнение дивизионом прямой своей задачи.
2-го февраля с наступлением темноты отряд хорунжего Назарова выступил на дер. Султан-Салы-Малые, имея в голове колонны 20 охотников из дивизиона под командой Воиск.Старшины Мадгавариани. Пройдя от Чалтыря верст восемь, отряд в темноте и начавшейся мятели сбился с дороги, и только случайный лай собаки, в пол оборота вправо от колонны, дал отряду верное направление.
Когда отряд продвинулся на лай еще с полверсты, стали видны огни домов. По команде Войск,Старшины Мадгавариани офицеры рассыпались в цепь и, пройдя несколько сотен шагов, залегли в ожидании, пока сотни казаков рассыплются тоже.
Но с первого взгляда стало ясно, что у хор.Назарова не казаки, а подростки, набранные из станиц и не умеющие владеть винтовкой. Подождав минут 20 и видя, что у казаков все цепь не удается, а получается просто толпа людей, Войск.Старшина Мадгавариани приказал цепи офицеров встать и двигаться на деревню. Лишь только цепи поднялись, как со стороны деревни раздались сначала одиночные выстрелы, затем пачками и из пулеметов, и загорелась огоньками вся опушка. Цепь, не стреляя, продолжала движение вперед, оставляя сзади все еще не рассыпавшихся в цепь и теперь залегших перед пулями в спину казаков. Не доходя шагов 200 до деревни, Войск.Старшина Мадгавариани скомандовал:
- Стой и огонь!
Цепь офицеров залегла и открыла огонь по деревне пачками, а спустя 1 1/2 - 2 минуты кинулась на "ура!".
Движение было так дерзко и неожиданно, а темнота скрывала силы атакующих, что большевики, преследуемые 20-ью офицерами, бросились бежать через деревню вон, и офицеры ворвались в нее.
Вбежавши в улицу, Войск.Старшина Мадгавариани подбежал к светящемуся окну одной хаты, оттуда раздался выстрел, и раненый в живот Мадгавариани упал. Офицеры, бросив в хату несколько ручных гранат, продолжали движение вглубь деревни, а находящийся с охотниками врач дивизиона Темиров делал перевязку раненому. Достигнув противоположной опушки и выйдя за нее, цепь офицеров наткнулась на брошенные 4 орудия, которые после осмотра оказались 7-й конной батареей. Большевики уже оправились от неожиданной атаки и было видно,
как они рассыпаются в цепь, ведя наступление на Султан-Салы-Малые, где засели офицеры.
Ротмистр Крицкий, вступивший в командование офицерами после ранения Войск.Старшины Мадгавариани, видя густые цепи наступающих большевиков, обходящих офицеров слева, а также ввиду того, что казаки не желали двигаться вперед, а частью продолжали лежать на том же месте, где начали рассыпаться в цепи, и стреляли по деревне, а частью уже уходили постепенно к Чалтырю, в то время как бывшие на левом фланге цепи две конных сотни в беспорядке отступали, - приказал тоже отходить, уводя 18 пленных и увозя захваченный пулемет.
Но оказалось, что выйти из деревни не так легко, как было туда войти. Большевики успели, скрытые темнотой, глубоко обойти левый фланг цепи, и пули летели спереди, справа и сзади. Стало светать. Большевики увидели отходящих и бросились бегом на деревню. Офицеры отходили, отстреливаясь от наседающих, из которых некоторые были уже в нескольких десятках шагов.
Положение было трудное, тем более, что вот упал убитый поручик Севастьянов, поручик Алтухов, врач Темиров, три юнкера... Вот еще упал тяжело раненый Штб.ротмистр Литвинов, который умоляет его вынести, но возможности к этому нет, и его достреливает своя же отходящая цепь... Вот шт.ротмистр Стрижевский докладывает; "я ранен", и шт.ротмистр. Сомов тоже ранен, ранено еще два юнкера, но все идут, отстреливаясь, валя наседающих, и, наконец, оставшиеся 8 человек выходят из деревни, везя с собой на крестьянской телеге, в которую веревочками и бинтами, запряжена взятая у красных лошадь с пулеметным седлом, и помогая идти раненым: шт.ротмистру Стрижевскому, Сомову и двум юнкерам и ведя 18 пленных.
Выйдя из деревни, пошли в гору и, взойдя на нее и оглянувшись, увидели, что весь горизонт покрыт, конной лавой, которая приближается к отходящим. Ускорили шаги, но импровизированкая сбруя у лошади рвется; ее связали, но через несколько шагов она вновь лопнула и, наконец, просвистевшая близко от головы лошади пуля пугает последнюю. Она кидается в сторону, и повозка с ранеными переворачивается под откос. Времени поднять повозку, уложить раненых нет, до Чалтыря еще верст пять, а конница красных уже близко, уже ясно видны серые лошади.
Выхода нет, до своих не дойдешь, но живыми тоже не возьмут: глухой выстрел – и Войск. Старшина Мадгавариани уже не рискует быть взятым живым... Еще ряд выстрелов - и пленных у нас нет...
Остальные уходят, но вот со стороны Чалтыря видка скачущая конница. То полк.Гершельман, узнав от прибывших казаков о неудаче отряда, скачет с коноводами и 1-м взводом на выручку оставшихся целыми своих. Конница красных скачала останавливается, а затем уходит обратно к своим.. Взяв тело Войск.Старшины Мадгавариани через седло лошади одного из офицеров, не вернувшихся из Султан-Салы, и захватив пулемет с опрокинувшейся повозки, возвращаются в Чалтырь.
По показаниям пленных, деревня Султан-Салы-Малые в момент атаки ее 20-ью офицерами занята была 3-м конным и Стрелковым полками с 7-й конной батареей 4-й Кавалерийской дивизии.
Казаки, вернувшись в Чалтырь, объявили, что офицеры дивизиона - изменники, и решили дивизион обезоружить и всех арестовать. Тогда, по приказанию полк.Гершельмана, дивизион построился по тревоге у хаты штаба дивизиона, и казаки, повертевшись и погалдев, решили идти, не трогая дивизиона, на ст.Хапры, а оттуда по домам.
На станций они вновь стали дебоширить, и, так как пехота была заняла боем, то для их успокоения был вызван из Чалтыря дивизион, который и выступил в 8 час. вечера 3-го февраля, но на полдорогe пришло приказание дивизиону вернуться, так как казаки уехали на ст.Гниловскую. Оставаясь в Чалтыре и исполняя поставленную задачу, дивизион ежедневно терял много людей из за отмораживаний. Так, к 6-му февраля в Ростов было отправлено через ст.Хапры 12 офицеров и 23 юнкера с отмороженными конечностями. Некоторые из них не смогли выехать с Армией из Ростова, так их там и застали большевики.

6-го февраля отряд полк.Кутепова начал отход на ст.Гнилобскую, а дивизион отошел на Ростов, куда и прибыл 7 февраля вечером, став по квартирам в лазаретах города. 7-го же февраля отстали от дивизиона восемь добровольцев, поступивших в-Таганроге.

8-го февраля, вместо подполк.Селиванова, командиром 1-го эскадрона был назначен ротмистр Крицкий. Этот день дивизион превел в квартирах, занимаясь ковкой лошадей, починкой одежды к т.п. своими делами.
9-го в 7 час.утра дивизион, находившийся в конюшне на уборке лошадей, внезапно подвергся артиллерийскому обстрелу со стороны Султан-Салы-Большие. Поседлав по тревоге, под обстрелом, дивизион выступил на выстрелы. Здесь впервые дивизион, будучи в конном строю, попал под сильный артиллерийский огонь.
Добровольцы 2-го эскадрона, не бывшие еще в конном бою, после первых же удачно упавших близ дивизиона снарядов, свалились с лошадей-и, прижавшись к ним, как бы притаились от выстрелов, но пошедший вперед на рысях первый эскадрон заставил их, чтобы не остаться одним в поле, садиться и по одному и группами догонять ушедших.
После произведенной разведки выяснилось, что большевики крупными силами ведут наступление на Ростов и находятся в 5 верстах от лазаретного городка, бывшего местом ночлега дивизиона. Дивизион отошел и, согласно полученного приказания, спешился, удлиняя собой цепь Корниловцев вправо за дорогой на Султан-Салы, выслав одновременно один взвод на ст.Нахичевань для наблюдения.
Ведя упорный стрелковый бой с наступающими большевиками, дивизион до темноты удержал за собой указанные ему позиции и около 8 часов вечера, согласно полученному приказанию, начал отход от Ростова вслед за ушедшей Армией, составляя арьергард ее.
В этом бою был убит командир 2-го эскадрона подполк.Балицкий и два добровольца и ранены командир 1-го эскадрона ротм.Крицкий один юнкер.
На рассвете 10 февраля дивизион подошел к ст.Казатериновка, где ему было приказано задержаться до распоряжения, прикрывая переправу Армии, у ст.Аксай, по льду через Дон.
Прикрыв переправу Армии, дивизион вечером 11 февраля начал переправляться сам и, закончив переправу, остановился на левом берегу Дона у самой реки, оставив сеть разъездов для наблюдения за Ростовом и для прикрытия начавшейся переправы снарядов, патронов и раненых, прибывших из Новочеркасска.
Ведя лишь разведку и не имея перед собой активного противника, дивизион, стоя на месте и понеся большие потери в предыдущих боях, приказом полк.Гершельмана был сведен в один эскадрон под командой ротм.Крицкого, куда 4-м взводом вошли 16 юнкеров, оставшихся от 2-го взвода (эскадрона! прим. публикатора), так как в ночь оставления Ростова еще 4 добровольца остались в городе.
1-й взвод эскадрона принял Штб.ротмистр Иванчин-Писарев, а 4-й взвод - Штб.ротмистр Иванов.
Потери дивизиона с момента оставления Таганрога и до переправы через Дон выразились, в цифрах: убитых офицеров 8, раненых 4, отмороженных 12, добровольцев убитых 6, раненых 5, отмороженных и оставшихся в Ростове и- Новочеркасске 23 и дезертировавших 12. Таким образом дивизион, сведенный в 1-Й офицерский эскадрон, насчитывал в своих рядах 62 всадника на измотанных, и изнуренных лошадях, причем все всадники были без. шашек.

13-го февраля, окончив задачу по прикрытию переправы, эскадрон прибыл в ст.Ольгинскую на присоединение к Армии. 15-го, на рассвете эскадрон выступил из ст.Хомутовской на Зимовники за лошадьми для Армии, прикрывая вместе с тем с севера фланговый марш Армии, переходящей из ст.Хомутовской в село Лежанка. Работая по набору лошадей в Зимовниках, эскадрон имел,несколько удачных стычек с бывшими солдатами Кавказского запасного полка, после каковых в эскадроне были приобретены первые пять шашек, с убитых большевиков.

20-го февраля эскадрон, идя уже на Лежанку для соединения с Армией, ночевал на зим.Пишеванова,- и ночью от неизвестной причины загорелась навозная изгородь вокруг зимовника. После долгих усилий огонь к утру 21-го был потушен, и эскадрон, гоня перед собой
табун набранных лошадей и сам сидя уже на хороших ремонтных лошадях, к вечеру 22 февраля вошел в с.Лежанку, которое часа 3 тому назад Армия взяла с боя. 23-го февраля, в составе арьергарда Армии, эскадрон перешел в ст.Новокорсунскую и на следующий день -
в авангарде Армии - в ст.Незамаевскую.

25-го февраля эскадрон в колонне гдавных сил перешел ст.Веселую , откуда 2-й взвод под командой Штб. ротмистра Дубровинского с подрывным вьюком был направлен к станции Ново-Леушковской для взрыва жел.-дорожного виадука. Задачу разъезд выполнил удачно, что на следующий день способствовало Армии перейти жел.-дорожное полотно у ст.Ново-Леушковской совершенно беспрепятственно, так как подошедший броневой поезд красных из-за взорванного виадука не мог подойти на выстрел к Армии, и его снаряды не долетали. При переходе Армии через полотно жел.дороги эскадрон, занимая ст.Ново-Леушковскую, составлял как бы прикрытие фланга Армии,на случай могущего быть десанта красных из бронепоезда.
Пропустив Армию, эскадрон, составляя ее арьергард, перешел через ст.Ново-Леушковскую в ст.Старо-Леушковскую. Из ст.Старо-Леушковской был выслан сборный разъезд в 18 коней под, командой ротмистра Крицкого в ст.Ново-Донецкую для - освещения этого района и ареста атамана этой станицы, который впоследствии, по приказу ген. Корнилова, был казнен. Войдя уже с темнотой в ст.Ново-Донецкую,
разъезд столкнулся с вошедшим в эту же станицу с другой стороны разъездом красных кубанских казаков, и после нескольких выстрелов кубанский разъезд, которому был закрыт разъездом эскадрона выходиз станицы, сдался целиком, так что разъезду досталось еще 12 шашек, взятых у пленных.
К полуночи - того же дня к станице подошел и полк.Гершельман с эскадроном. По-приказанию пол.Гершельмана пленные казаки вместе с лошадьми были отпущены и лишь отобрано оружие. Переночевав в стогах соломы, эскадрон на следующее утро выступил на ст.Березанскую, которую в этот день должна была взять Армия.
Идя маршем по большой дороге ст.Новот-Донецкая - ст.Березанская и не доходя последней версты, 2-й эскадрон (взвод! Прим. публикатора) был предупрежден прискакавшим раненым в грудь кадетом, бывшим в головном дозоре, что впереди, на бугре, находится цепь красных кубанских казаков, которая только что захватила в плен Штб.ротмистра Мальвинского и Прап. Венценосцева, тоже бывших в головном дозоре. Продвинувшись еще вперед, эскадрон действительно уверился, что следующий, перед эскадроном, бугор сплошь занят стрелковыми цепями.
Тогда эскадрон свернул с дороги в пол оборота направо и стал целиной подходить к С.Березанской, со стороны которой была слышна стрельба. Пройдя без дорог еще с полверсты, эскадрон обнаружил перед собой конницу, стрелявшую по эскадрону с коней. Полк.Гершельман решил, что это свои, и, остановив эскадрон, выслал навстречу коннице разъезд, но разъезд тоже не пропустили, а обстреливали, и даже из пулемета. Тогда эскадрон, развернувшись в лаву и подняв винтовки вверх прикладами (условный знак для опознания своих), стал шагом, несмотря на продолжавшийся огонь, приближаться к стоявшей за отдельными хатами коннице.
Но лишь эскадрон прошел несколько десятков шагов, как из камыша вышла цепь пехоты и стала стрелять залпами. По огню и по тому порядку, в котором цепи пехоты вышли из засады, большинство офицеров эскадрона поняло, что это свои, но подойти нельзя, так как стреляют, и в эскадроне уже есть потери.Тогда эскадрон повернулся кругом, стал отходить и, отойдя с версту и переправившись через речку, другим берегом, в колонне по три, без головных дозоров вновь двинулся на Березакку. Подойдя.к ней на версту, эскадрон совершенно незаметно для себя был подпущен Корниловской засадой, спрятавшейся в камышах реки, совершенно вплотную, и только тогда стрелки встали из воды. Здесь выяснилось недоразумение, отчего эскадрон был принят за красных и его обстреливали. Как оказалось, это была рота Корниловцев и 2-й Кавказский дивизион полк.Глазенапа.

В Березанку эскадрон вошел тогда, когда взявшие ее части стояли уже там по квартирам и на площади шла порка вероломных казаков. К большой радости эскадрона, казаки не успели расстрелять захваченных ими в плен Штб.ротмистра Кальвинского и прапорщика Венценосцева, и пехота их отбила. Теперь они, вместо отобранных у них казаками, получили от станицы по лучшей станичной лошади и стали в строй эскадрона.
Простояв на площади станицы полтора, два часа, эскадрон к вечеру того же дня вместе с Партизанским полком выступил для овладения станцией и станицей Выселки, откуда, под напором красных, отошли Корниловцы, После прямого боя, в которой эскадрон в конном строю атаковал станцию Выселки и захватил санитарный поезд, задача была выполнена, и эскадрон отошел на присоединение к Армии в Журавские хутора. Как узнали потом, эскадрон должен был оставаться на ночь в ст.Выселки, но по недоразумению отошел и ночевал в Журавских.
4-го марта переночевавшая в Журавских хуторах Армия с рассветом должна была выступить на ст.Кореновскую, но так как за предыдущую ночь красными вновь были заняты Выселки, находившиеся вcero лишь в пелутора-двух верстах от Журавских хуторов, то являлась необходимость сперва разбить занявших Выселки, а затем уже идти на Кореновскую. С утра завязался бой у Выселок, и эскадрон находился на охране левого фланга Армии, а в то время, когда красные, выбитые из Выселок, стали отходить, эскадрон в конном строю атаковал одну из красных колонн, доведя атаку до удара шашек.
Эскадрон в этой атаке понес чувствительные потери, и, как оказалось, атака эскадроном была ведена на Стрелковый полк 4-й Кавалерийской дивизии, с которым охотникам эскадрона пришлось уже встречаться в ночном нападении на дер. Султан-Салы-Малые. После атаки его под Высеками этот полк больше за весь поход Армии на ее пути не встречался. В этой атаке, среди других погибших, пропал без вести Штб.ротмистр 4-го Драгунского Новотроицкого Екатеринославского полка Товаров, который в Германской войне служил в Стрелковом полку 4-й Кавалерийской дивизии.

Покончив с Выселками, Армия в тот же день, 4-го марта, через Журавские хутора двинулась на станцию Кореновскую, а от эскадрона были высланы 4 разъезда по взводу каждый, которые собрались лишь после овладения Армией станицей Кореновской. Во время дневки Армии в станице Кореновской от эскадрона была выставлена застава на Станции Кореновской и высланы разъезды на Плотнировскую и на Усть-Лабинскую.
6-го марта эскадрон совместно с Партизанским полком, составляя арьергард Армии, выступил на ст.Усть-Лабинскую и в продолжение целого дня вел упорный арьергардный бой с наседающей конницей красных, не давая ей настигнуть колонну главных сил, которая брала упорным боем ст.Усть-Лабинскую.
После овладения станицей эскадрон, все так же в. арьергарде, пропустив и Партизанский полк, вслед за Армией прошел станицу и, переправившись по мосту через реку Кубань и.взорвав мост, остановился на ночлег в ст.Некрасовской, где во время дневки приводил в порядок истрепавшихся лошадей и седловку. Простояв два дня в Некрасовской, отдохнув и подкормив лошадей, эскадрон, составляя арьергард Армии, переправившейся через р.Лабу, оставался в ст.Некрасовской, ведя бой о большевиками, успевшими переправиться через реку Кубань, не допуская их переправы через реку Лабу, А затем, перейдя р.Лабу и уничтожив переправы, не допускал большевиков к переправе через р.Белую.
В тот же день, оставив при Корниловской роте, занявшей сторожевое охранение по реке Кубани, разъезд в 12 коней под командой Штб.ротмистра Стрижевского, эскадрон отошел на ночлег в Княжеские хутора.

12-го марта эскадрон вместе с Марковской ротой, составляя авангард Армии, в продолжение целого дня вел редко упорный бой по овладению селом Филипповским, являвшимся центром Закубанскнх большевиков. Неоднократно переходя в атаки, эскадрон, на линии Марковцев в пешем строю, ворвался в село, настигая на его улицах замешкавшихся большевиков. Заняв село и присоединив к себе разъезд Штб. ротмистра Стрижевского, эскадрон заночевал в Филипповском.
На рассвете следующего дня эскадрон в авангарде Армии выступил на ст.Рязанскую, но лишь переправился через р.Белую, как подвергся жестокому обстрелу со стороны большевиков, ушедших накануне из Филипповского и занявших бугры на противоположном берегу реки. Эскадрон, несмотря на свое одиночество и огромные силы противника, принял бой.
Скоро к эскадрону подъехал ген.Корнилов и, лично руководя боем и давая свои указания, приказал Армии под прикрытием эскадрона переправляться и разворачиваться для боя. Когда Армия развернулась и начала бой, эскадрон в пешем строю в составе Партизанского полка, ведя упорный стрелковый бой, до вечера удержал свои позиции, а затем, в составе колонны главных сил, отошел на ст.Рязанскую и дальше на аул Панахес, где и остановился на ночлег.

На следующее утро эскадрон, в колонне главных сил, перешел в аул Панашухай, откуда эскадрон выслал разъезд в 20 коней под командой подъесаула Малахова в район ст.Калужской, где, по слухам от казаков, находился отряд под командой ген.Покровского, ушедший из Екатеринодара.

Разъезд выступил днем,а вечером, вследствие поднявшейся метели и отсутствия хорошего проводника, разъезд сбился с дороги и, проблуждав в степи несколько часов, к 10 час.вечера вернулся в Панашухай, не дойдя до ст.Калужской. В 11 час.вечера того же дня вновь был выслан другой разъезд в 20 коней, под командой Штб.ротмистра Иванчич-Писарева, который, блуждая до рассвета в метели, к утру подошел к ст.Калужской, где действительно находилась Екатеринодарская армия, с которой разъезд впервые и установил связь.

15-го марта эскадрон в авангарде Армии с рассветом выступил на ст.Ново-Дмитриевка. Подходя к хутору Чернова, эскадронные дозоры были обстреляны из хутора, оказавшегося занятым красными. Так как к этому времени бывший в этот день буран уже значительно бушевал, то, не имея возможности атаковать хутор в конном строю, эскадрон спешился и повел наступление, которое часом позже, увенчалось успехом. Эскадрон, войдя в хутор, занял его и повел бой с отошедшими и засевшими в следующей экономии большевиками, составляя уже боковой авангард Армии, которая, совершая фланговый марш у хутора Чернова, продолжала движение на ст.Ново-Димитриевка.

К вечеру, того же дня, прикрывая марш колонны и пропустив ее мимо себя, эскадрон в арьергарде выступил на ст.Ново-Димитриевка, куда подошел к моменту переправы первых частей через реку Ерек. Приняв на крупы своих лошадей пехотинцев,эскадрон перевозил Армию через бушующую речку, перейдя ее до 20 раз от одного берега до другого. Й только позднёй ночью, закончив переправу, эскадрон, люди и лошади которого буквально замерзали, прошел в станицу. Отдохнуть, однако, не удалось: эскадрон послал сейчас же сеть разъездов для установления связи с отошедшим противником и выслал ряд наблюдательных постов, охраняя тем отдых Армии, люди которой, дойдя до теплой хаты, свалились, как мертвые. В этот день, при ужасной погоде (дождь и ветер, пронизывающий буквально до костей, снег и временами мороз, затем вновь дождь и опять снег и мороз при бушующем ветре)они сделали дневной переход по почти непроходимой дороге, по которой ни одна пушка и повозка не дошли, а, застряв, были брошены, затем вели еще ночной бой с переправой через реку без моста и парома.
Только к вечеру 16-го марта отдохнувшая пехота сменила эскадрон, охранявший сон Армии, и его людям можно было отогреться самим и погреть и подкормить лошадей.

17-го марта в эскадрон (дивизион! Прим. публикатора) прибыло пополнение в 5 офицеров и 32 юнкера Кубанского Казачьего училища, присланных из отряда ген.Покровского при реорганизации Армии. Бывшие 4 взвода эскадрона были сведены в 3, а 4-м взводом в эскадрон влились вновь прибывшие. Командиром взвода был назначен Есаул Малышенко. Стоя вместе с Армией в ст.Ново-Димитриевка, эскадрон, ведя разведку на ст.Эйнем -Екатеринодар и Панатухай - Екатеринодар, участвовал во всех боях Армии с неоднократно наступавшими на станицу большевиками со стороны Григорьевской, Смоленской и Греческих хуторов.

23-го марта эскадрон, совместно с Партизанским полком, отбил яростную атаку красных на Греческие хутора, и после боя эскадрон остался на хуторе, усилив разведку на Эйнем-Екатеринодар и на аул Панатухай.
В ночь с 25 на 26 марта от эскадрона вышел разъезд в 12 коней под командой шт.капитана Грегера с подрывным вьюком для взрыва железнодорожного полотна между ст.Эйнем и. Георгио-Афипской. Место взрыва начальнику разъезда было указано точно самим ген.Корниловым. С утра 26 марта эскадрон выступил на Булгарские хутора, составляя авангард Армии, следующей из Ново-Димитриевской на Георгио-Афипскую.
На Булгарских хуторах, к эскадрону присоединился разъезд Штбс. капитана Гperepa, который доложил, что взорвать жел.дорожное полотно в указанном ему месте он не мог, так как о обеих сторон к полотну подходят непроходимые плавни, а по полотну пройти нельзя. Полковником Гершельманом тотчас были высланы охотники исполнить ночную задачу разъезда, но, проблуждав несколько часов по пояс в болоте, охотники жел.дорожного полотна не достигли и не предотвратили, таким образом, возможности появления броневых поездов у Георгио-Афипской со стороны ст.Эйнем.
На Булгарских хуторах эскадрон (дивизион! Прим. публикатора) получил задачу охранять правый фланг Армии, наступающей на ст.Георгио-Афипскую, приковав, одновременно, к себе внимание противника со стороны ст.Эйнем.
Выдвинувшись стрелковыми цепями из Булгарских хуторов, эскадрон ввязалсяв прямой бой с крупными частями красных и, приковав к себе их внимание, не допустил их, несмотря на неоднократные попытки к атакам,к ст.Георгио-Афипской, где в это время Армия вела упорный бой за овладение ею.
Подошедший со стороны ст.Эйнем бронепоезд красных обстреливал во фланг цепи пехоты, которая только к вечеру овладела станицей и станцией Георгио-Афипской, куда на ночлег отошел эскадрон (дивизион! Прим. публикатора).
За невыполнение задания по взрыву жел.-дорожного полотна командир дивизиона полк.Гершельман приказом по Армии был отрешен от командования дивизионом, а эскадрон(дивизион! Прим. публикатора) был сведен вместе со 2-м Дивизионом, образуя 1-й Конный полк, впоследствии 1-й Конный ген.Алексеева полк, куда эскадрон(дивизион! Прим. публикатора) вошел 1-м эскадроном.
На. следующий день, 27-го марта, из Георгио-Афипской выступил 1-й Конный, полк, трех-эскадронного состава.

Александр. А.КРИЦКИЙ.



Упокой, Господи, души воинов русских с миром и убереги нас и страну нашу от повторения!
Мир Вам, русские люди
Аватара пользователя
Один из нас
Основатель Форума
 
Сообщений: 256
Зарегистрирован:
Откуда: Москва

Re: Наша ПУБЛИКАЦИЯ I

Сообщение киса 10 окт 2009, 17:25

Потрясающий текст. Никогда на читал ничего подобнрго. Ни рисовки, ни идеологических измышлений. Просто и ужасно. Дикие моменты, выделенные Вами... Откуда такая ненависть? Неужели политэкономия способна создать такую пропасть?! Интереснейшая публикация. Спасибо.
Аватара пользователя
киса
гражданин
гражданин
 
Сообщений: 79
Зарегистрирован:
Откуда: Серпухов

Re: Наша ПУБЛИКАЦИЯ I

Сообщение николай 10 окт 2009, 17:31

Ненависть и отчаяние необъяснимые в рамках обычного человеческого поведения. Я сомневался в детстве в Александре Матросове, но после "Вот еще упал тяжело раненый Штб.ротмистр Литвинов, который умоляет его вынести, но возможности к этому нет, и его достреливает своя же отходящая цепь..." сомневаться в Матросове нет оснований, но там враги-иноземцы-захватчики, а здесь... Я потрясен.
Аватара пользователя
николай
гражданин
гражданин
 
Сообщений: 53
Зарегистрирован:
Откуда: Питер

Re: ПУБЛИКАЦИЯ

Сообщение Константин 10 окт 2009, 20:49

Согласен, текст удивительный. Много читал воспоминаний, но там, как правило, развернутые тексты, где за анализом теряется суть.Здесь ничего подобного. Абсурдность происходящего очевидна, но, похоже, не воспринимается таковой участниками. Обратите внимание: на момент начала столкновений, ничего, кроме риторики, по большому счету, стороны не разделяет. Довольно мирно ругаются с крестьянами и рабочими. "Свои", тоже посмеиваются (офицеры Заамурского полка на складе). Участники боев, буквально только-что, почти год, служили в одной армии - армии Российской республики. Первые взятые 4 орудия "оказались 7-й конной батареей"...(видимо, знакомой батареи!). И этот, подозрительно пропавший в бою со своей же бывшей частью Штб.ротмистр Товаров... Все перемешано и окровавленно... Страшный текст.
Аватара пользователя
Константин
гражданин
гражданин
 
Сообщений: 98
Зарегистрирован:
Откуда: видное

Наша ПУБЛИКАЦИЯ

Сообщение казак 10 окт 2009, 21:11

Про наших казаков, конечно, тут не очень то.., но, похоже, не навыдумывал ротмистр. Удивило столь раннее появление Красных кубанских казаков. Белых казаков или нет, или это мальчишки, или такие, у которых нужно "красть пулеметы"... А красные уже есть. Но спасибо за интереснейший материал. Надо переварить.
Аватара пользователя
казак
слушатель
 
Сообщений: 42
Зарегистрирован:

Re:

Сообщение Маша 10 окт 2009, 21:40

А я (может быть это и нехорошо), но почти влюбилась в офицеров 1-го эскадрона, которые и хутор этот брали, и под обстрелом артиллерии, в поле, "заставляли" напуганных неопытных добровольцев второго эскадрона садиться на лошадей. Мужчины. Хотя, ужасно все это. Очень жалко храброго Мадгавариани. Да всех жалко, и того рабочего, что в самом начале на юнкера кинулся...
Аватара пользователя
Маша
слушатель
 
Сообщений: 10
Зарегистрирован:

Re: Наша ПУБЛИКАЦИЯ I

Сообщение поручик киже 10 окт 2009, 22:29

казак, а кто их знает: красные они были или нет. Вот там упоминаются "бывшие солдаты Кавказского запасного полка", после столкновения с которыми, появляются "первые пять шашек, с убитых большевиков". Кто его знает: все ли "бывшие солдаты" были большевиками... Но "каша" страшная. Сколько Деникина ни читай, а там все"по полочкам", без жути, а так - Боже сохрани! Что заставляло образованных людей добивать своих в виду возможности пленения?! А за что Атамана в Ново-донецкой казнили, не дал овса, большевик..? А тот поручик, на складе с карабинами, не большевик? Да ... кто-то расчитывал на "плюшки", а кто-то пропадал, да и все..
Аватара пользователя
поручик киже
слушатель
 
Сообщений: 21
Зарегистрирован:
Откуда: Москва-Питер

Re: Наша ПУБЛИКАЦИЯ I

Сообщение панчин 10 окт 2009, 22:51

Да вы посмотрите на тех, кто ту войну "мутил". Они сейчас, по обе стороны (по разные, конечно) в Героях ходят, а и то и другое - неправильно. И те и другие - враги русского народа и русской государственности, которая есть плод вековых усилий народов. Я уж не говорю, про "энтузиастов" т.н. "второго этапа ГВ", которым и на старости лет, все крови хотелось... Нужно поставить памятник настоящим героям: обманутым, запутанныи людям, кого вынудили ложью убивать друг друга. Вот таким, как здесь. Причем, как ВСЕ здесь.
Аватара пользователя
панчин
слушатель
 
Сообщений: 41
Зарегистрирован:

След.

Вернуться в Гражданская. Примирение


cron
Яндекс.Метрика