Запев, так сказать...

Запев, так сказать...

Сообщение Один из нас 30 дек 2009, 10:14

В данном форуме хочу выложить компактные (по возможности) очерки о народах, населяющих Русский мир. У нас плохих нет). Торопиться не надо и давать очень много информации - тоже. У нас, все-таки, не энциклопедия. Это, скорее, для души, для успокоения в собственном разнообразии и взаимопроникновении...
Начать предлагаю с русского народа. Он заслужил. Кто решится? Излишнего акдемизма не надо: академики заседают в жругои здании.
Мир Вам, русские люди
Аватара пользователя
Один из нас
Основатель Форума
 
Сообщений: 256
Зарегистрирован:
Откуда: Москва

Re: Запев, так сказать...

Сообщение Константин 13 янв 2010, 06:45

Ддя "запева" и дабы прервать праздничное молчание пьяных форумчан, черкану краткую историю госудврсва Русского, как Базового оплота Народов Русского мира. Дам, как писал, бывалычи, сам ПОКРОВСКИЙ: "в самом сжатом очерке". Тут нужно еще учесть, что это , как теория Дарвина: среди историй народов полной ясности нет (кроме одного)))), поэтому берем просто логическую цепочку. Для общего понимания "откуда есть пошла...".

Итак, начнем, вставив спички, в усталы очи....
Да, еще стоит сразу сказать, что теория "разделения" нам не кажется, хоть сколько-нибудь, логичной. Господа украинские архиреи уже дописались до: "Когда Владимир крестил Украину..."
Господа, он ее никогда не крестил. Ежику понятен позднейщий, двуосновный (русско-польский) генезис этого слова. Му упомянем кратко. Он (этот генезис) никого обижать не должен. Нормального человека задевает, скорее, явная нелепица.

Если постараться избежать нелепиц и не рассматривать такие экзотические источники, как армянская история Зеноба Глака VIII века (туда, кто не знает, автор включил предание о том, как три брата - Куар, Мелтей и Хореван построили в какой-то стране Палуни город. В армянской записи совпадают с некоторые подробности (охотничьи угодья, город на горе), что, тем не менее, не смотря на мнение некоторых историков, кажется нам недостаточным для отождествления Киева и Палуни), то выйдет история о многих славянских племенах разбросанных по огромной территории и нескольких последовательно возникающих и "затухающих" центрах жизни этих племен и народа ими образованного.

Первым центром станет

НОВГОРОД

И здесь не обойти историю о ПРИЗВАНИИ ВАРЯГОВ. Хотя, некоторые исследователи полагают само ПРИЗВАНИЕ мифом, например, Д. С. Лихачев полагал "призвание варягов" вставкой в летопись, легендой, созданной печерскими монахами с целью укрепления независимости Киевской Руси от византийского влияния. По его мнению, как и в случае с призванием саксов в Британию, легенда отразила средневековую традицию искать корни правящих династий в древних иноземных правителях, что должно повышать авторитет династии среди местных подданных. Другие историки считают, что "варяжская" легенда вполне соответствует традиционному фольклорному сюжету о происхождении государственной власти и правящей династии. Истоки таких сюжетов прослеживаются у разных народов.

Но, допустим, что что-то такое имело место... Летописи расходятся в именовании города, куда пришел княжить Рюрик. Согласно Лаврентьевскому списку Повести Временных лет и Новгородской летописи это был Новгород, однако по Ипатьевскому списку ПВЛ Рюрик сначала княжил в Ладоге и только после смерти братьев основал Новгород. Археологические данные подтверждают вторую версию: самые ранние постройки Новгорода датируются X веком, в то время как Ладога была построена около 753 года. В то же время, возле Новгорода есть так называемое Рюриково Городище, княжеская резиденция, которая старше Новгорода.
Чтоже было на месте будущей новгородской земли до появления Рюрика?
В середине IX века славянские и финские племена словен, кривичей, чуди и мери платили дань варягам - "приходившим из-за моря".
В 862 году эти племена изгнали варягов, и после этого, между самими племенами северной Руси начались усобицы. В Новгородской первой летописи сказано: "въсташа сами на ся воевать, и бысть межи ими рать велика и усобица, и въсташа град на град, и не беше в нихъ правды".
Позднейшие источники указывают, что вся эта история с данью варягам и их последующим изгнанием и призванием Рюрика - лишь следствие периода безвластия, наступившего в конфедерации (союзе) славянских и финских племен после смерти Гостосмысла (князя?), что означает наличие зачатков государственности среди славянского и финского населения края задолго до обретения твердой Рюриковой руки.
Данные по Рюрикову Городищу (в 2 км к югу от исторической части Новгорода) дают датировку поселения с VIII века. Культурный слой ниже вскрытых деревянных мостовых (X век) в Новгороде достигает до 30 м и включает предметы, которые можно датировать временем и ранее VIII века. Проблема додендрохронологического культурного слоя Новгорода крайне спорна. Существуют данные (своды А. А. Артынова), говорящие о городе Словенске (будущем Новгороде) и относящие его существование к 551 году до н.э., многие летописи говорят о рубеже н.э.
Достоверно можно говорить о X-XI веке н.э. и уверенном существовании именно Новгорода. Итак, IX век и славянские и финские племена словен, кривичей, чуди и мери в историческом анамнезе.

Южнее находится второй центр Русского Мира -

КИЕВ

Существует легенда, что Киев основан тремя братьями Кием, Щеком и Хоривом и сестрой Лыбедью как центр племени полян. Назван в честь старшего брата. По достоверным археологическим исследованиям, первое городское поселение на территории сегоднящнего Подола появилось не ранее 880-х гг ( конец IX века).
Существует еще т. н. "Хазарская версия" основания города: Киев был основан хазарами и входил в Хазарский каганат (на датировку это очень сильно не повлияет: в середине X века каганат окончательно прекратил существование, пройдя через период упадка). Но большинство историков уверены в первой, "полянской" версии.
Согласно летописному преданию, в конце IX века в Киеве княжили Аскольд и Дир; в 882 году Киев был завоеван новгородским князем Олегом (Вещим), который перенес туда свою резиденцию, сказав: "Се буди мати градомъ русьскимъ". С этого момента, Киев стал столицей нового государства - т. н. Киевской Руси.
В Киевской Руси владение Киевским великокняжеским столом принадлежало (по крайней мере, теоретически) старшему в роде и обеспечивало верховную власть над удельными князьями. Киев оставался политическим центром Русской земли, по крайней мере, до смерти Владимира Мономаха и его сына Мстислава Великого1132 г.). Возвышение отдельных земель с собственными династиями в течение XII века подорвало политические значение Киева, мало-помалу превратив его в почетный приз самому сильному князю и соответственно — в яблоко раздора. Здесь можно уже говорить о смещении реального центра на Север.

Владимирский князь Андрей Боголюбский, в 1169 году нанес Киеву поражение, учинил его разгром своим войском. Последующее за тем принятие владимирским князем титула Великого князя подорвало авторитет Киева. Последовали бурные события: сожжение города в 1203 году, в ходе междоусобиц, князем Рюриком Ростиславовичем и союзными Рюрику половцами. Во время междоусобных войн 1230-х годов несколько раз Киев осаждался и разорялся, переходя из рук в руки. В 1240 году разрушен монголо-татарами, кое-как восстановился и князь Михаил Всеволодович правил в Киеве до 1243 года, когда во время его отъезда в Венгрию на свадьбу сына Ростислава, Киев был захвачен Ярославом Всеволодовичем Владимирским. Ярослав получил ярлык на Киев и был признан верховным правителем всех русских земель, "старей всем князем в русском языце". Фактически, однако, разгромленный Киев потерял и экономическое, и политическое значение, а вслед за тем и духовную монополию.
В 1299 году киевский митрополит отъехал во

ВЛАДИМИР

Сюда, в район реки Клязьмы, в IX-X вв. стали проникать славяне, сначала ильменьские словени, а затем другие племена. В VIII-X вв. на холме, где позже был построен Успенский собор, располагался мерянский поселок. В ряде летописей, Степенной книге, Русском хронографе, в "Великих Четьях-Минеях", Тверской летописи указывается, что Владимир Святославич основал Владимир на Клязьме в 990 году.

"в лето 6498-е (990 ) поиде Володимер в землю Словенскую и страну Залесскую, в Суздальстей области и в Ростовстей, и постави тамо над рекою Клязьмою град, и нарече его первым своим именем Володимерь, и созда церковь Пресвятыя Богородицы соборную: повеле же людей крестити повсюду и церкви ставити, даде же им первого епископа Феодора".

C 1108 года происходит укрепление города Владимиром Мономахом, как опорного пункта защиты Ростово-Суздальского княжества. Расцветом Владимир обязан, как раз, князю Андрею Боголюбскому, который в 1157 году перенёс сюда столицу Владимиро-Суздальского княжества.

Несмотря на то, что городу (центру северных русских княжеств) систематически наносился огромный урон нашествием монголо-татар (1238 год и многочисленные повторения, вплоть до почти полного разорения в 1293 году), В 1299 году Владимир стал резиденцией русских митрополитов, что усилило его политическое значение среди русских земель и закрепило статус столицы Руси.
Однако, уже в середине XIV происходит резкое возвышение одного окраинного города Владимиро-Суздальской земли. Это была новая столица Руси -

МОСКВА

Историческими вехами стал переезд в 1328 году (при князе Иване Калите) в Москву митрополита Петра, а в конце XIV века и главной святыни Северной и Центральной Руси  - Владимирской иконы Божией Матери.

А что Киев? А давно ослабленный и разоренный Киев на триста лет отпал от Главной линии истории Восточных славян: с 1362 года город и находится в составе Великого Княжества Литовского, соперника Московской Руси в борьбе за господство в Восточной Европе (здесь состав населения был полиэтническим с преобладанием славянской компоненты. Большинство населения княжества, большую часть его истории, было православным) и Речи Посполитой; после Люблинской унии 1569 года Киевщина входила в состав польских коронных земель. Вот тут где-то и появляется термин "оукраина/украина/украйна". Термин "Украина" в это время использовался в Речи Посполитой, так и Московском княжестве в значении пограничных земель. Так в XV веке Московскими украйкыми городами называли Серпухов, Каширу и Коломну. Украина (с ударением на А) была и на Кольском полуострове. Южнее Карелии была Каянская украина. В Псковской летописи в 1481 году упоминается [i]"украина за Окою", а земли окрестности Тулы именуются "Тульская украина". "УкрАин" на Руси было много. Со временем термин уступил место волостям и губерниям. Но на захваченных поляками землях Руси этот термин остался, правда, оккупационная власть слово «укрАина» исказила на свой лад, произнося "украЙна".)
И лишь после 1654 года (Переяславская рада) Киев вернулся после трех векового отсуствия в состав Российского государства.[/i]

Но, "в Москву, в Москву...".
Возраст Москвы точно не известен. Существуют научные мнения относящие её основание к древнейшим временам, но первым достоверным летописным упоминанием считается указание Ипатьевской летописи на субботу 4 апреля 1147 года, когда ростово-суздальский князь Юрий Долгорукий принимал в городке под названием Москов своих друзей и союзников во главе с новгород-северским князем Святославом Ольговичем.
На рубеже XII-XIII веков она начинает играть заметную роль среди городов Северо-Восточной Руси.
Великий князь владимирский Юрий Всеволодович отдал московское княжение своему сыну Владимиру Юрьевичу. Владимир был правителем Москвы до 1238 года, когда во время монголо-татарского нашествия на Русь, Москва была разграблена и сожжена, а сам князь взят в плен и позже убит. Рассказывая о событиях 1238 года, летопись упоминает применительно к Москве "церкви, монастыри, села", что, однозначно, говорит о значении и размерах города.

Дальнейшая история города была бурной: он погибал и воскресал, погибали его князья, часто сменяя друг друга.

Поворотной точкой в династической истории Московского княжества стал 1263 год, когда по завещанию великого князя владимирского Александра Невского Москва была отдана в удел его младшему сыну, двухлетнему Даниилу Александровичу, который вначале состоял под опекой своего дяди, великого князя Ярослава Ярославича, а начиная с 1271 года правил самостоятельно вплоть до своей смерти в 1303 году. Даниила часто называют первым московским князем, так как, во-первых, ни один князь до него не занимал московский стол в течение столь длительного времени, а во-вторых, именно Даниил Александрович стал основателем династии московских князей, правивших сначала княжеством, а потом и всей Русью вплоть до конца XVI века.
При Данииле владения Москвы расширились, к ним были присоединены Коломенское и Переяславль-Залесское княжества, были основаны древнейшие из существующих московских монастырей: Богоявленский и Даниловский.

В первой половине XIV века Золотая Орда собирала дань с русских княжеств, на Русь накатывались волны набегов ордынцев, а русские князья должны были получать в Орде разрешение на княжение - ярлык.

Юрий Данилович (1303-1325) стал первым московским князем, получившим ярлык на великое княжение владимирское, а Иван Калита ( тоже Данилович) подкрепил великокняжескую власть правом сбора дани с русских земель для передачи Золотой Орде. Это стало серьёзным фактором укрепления позиций Московского княжества, но не единственным. В пользу Москвы играла отдаленность и относительная защищенность московских земель, укрытых густыми лесами, благодаря чему сюда потянулись люди, ища укрытия и защиты от войск иноземцев. В 1325 году в Москву из Владимира перенес свою резиденцию митрополит киевский и всея Руси Петр, после чего Москва стала одним из основных центров православия. Скажем, что всего этого не было бы без мудрого княжения, прежде всего, старших Даниловичей (Юрия и Ивана).

Положение Москвы продолжало укрепляться и при наследниках Ивана Калиты: Симеоне Гордом (1340-1353), Иване Красном (1353-1359) и, особенно, Дмитрии Донском (1359-1389). При них за московскими правителями окончательно утвердился титул великих князей.

В правление Дмитрия Донского Москва, выдержав целый ряд столкновений со своими соперниками - тверскими князьями и Великим княжеством Литовским, взяла на себя роль объединителя русских земель в борьбе с монголо-татарами.

Во время долгого 36-летнего правления Василия Дмитриевича для Москвы настали относительно спокойные времена. Настоящая опасность угрожала ей в этот период лишь однажды, в 1408 году, когда войско хана Есугея осадило русскую столицу, но взять её так и не сумело. Итогом правления Василия сталон новое расширение подвластных Москве земель — к его владениям были присоединены Нижегородское и Муромское княжества, другие земли.

Вторая четверть XV века стала для Москвы беспокойным и разрушительным временем большой феодальной войны, победителем из которой вышел князь Василий Васильевич Темный (1425-1462, с перерывами). Укрепляя свою власть в последующие годы, Василий ликвидировал большинство уделов внутри выросшего Московского княжества, поставил в зависимость от него ряд сопредельных земель. После падения Константинополя(1453) выросло значение Москвы как религиозного центра. В 1448 году впервые митрополит Киевский и Всея Руси (с резиденцией в Москве) был поставлен не константинопольским патриархом, а собором русских архиереев, что положило начало независимости русской церкви.

Василия сменил сын, Иван III Васильевич (22 января 1440 - 27 октября 1505), известен также как Иван Великий - великий князь московский с 1462 по 1505 год.
В ходе правления Ивана Васильевича произошло объединение большей части русских земель вокруг Москвы и её превращение в центр общерусского государства. Было достигнуто окончательное освобождение страны из-под власти ордынских ханов.
Иван III начал свою внешнеполитическую деятельность с подтверждения прежних договоров с соседними князьями и общего усиления позиций. Так, были заключены договоры с Тверским и Белозерским княжествами; на престол Рязанского княжества был посажен князь Василий Иванович, женатый на сестре Ивана III.
Начиная с 1470-х годов деятельность, направленная на присоединение остальных русских княжеств, резко усиливается. Первым становится Ярославское княжество, которое окончательно теряет остатки самостоятельности в 1471 году, после смерти князя Александра Федоровича. Наследник последнего ярославского князя, князь Даниил Пенко, перешёл на службу Ивана III и позже получил чин боярина. В 1472 году умер князь дмитровский Юрий Васильевич, брат Ивана. Дмитровское княжество перешло к великому князю.
В 1474 году пришла очередь Ростовского княжества. Фактически оно входило в состав Московского государства и раньше: великий князь являлся совладельцем Ростова. Теперь же ростовские князья продали в казну "свою половину" княжества, превратившись в служилую знать московскую.

Сложнее пришлось с Новгородом, что объясняется различием в характере государственности удельных княжеств и торгово-аристократического Новгородского государства. Антимосковской партии удалось одержать во внутриполитической борьбе крупный успех: в Литву было отправлено посольство, после возвращения которого был составлен проект договора с великим князем Казимиром. По этому соглашению, Новгород, признавая власть великого литовского князя, тем не менее сохранял в неприкосновенности своё государственное устройство; Литва же обязывалась помочь в борьбе с Московским государством. Столкновение с Иваном III стало неизбежным.

Все это потребовало двух походов в "первую столицу Руси": 6 июня 1471 года десятитысячный отряд московских войск под командованием Данилы Холмского выступил из столицы в направлении Новгородской земли, ещё через неделю в поход вышла армия Стриги Оболенского, а 20 июня 1471 года из Москвы начал поход сам Иван III.
В ходе битвы на Шелони новгородская армия была наголову разгромлена. Потери новгородцев составили 12 000 человек, около 2 000 человек попало в плен; Дмитрий Борецкий и ещё трое бояр были казнены. Город оказался в осаде, среди самих новгородцев взяла верх промосковская партия, начавшая переговоры с Иваном III. 11 августа 1471 года был заключён мирный договор, согласно которому Новгород обязывался выплатить контрибуцию в 16 000 рублей, сохранял своё государственное устройство, однако не мог «отдаваться» под власть литовского великого князя; великому князю московскому была уступлена значительная часть обширной Двинской земли.
Однако "сохранение государственного устройства" сослужило Новгороду плохую службу. Росли противоречия внутри Новгорода и в его взаимоотнощениях с Москвой.

9 октября 1477 года великокняжеская армия отправилась в поход на Новгород. К ней присоединились войска союзников - Твери и Пскова. Попытка договориться на прежних условиях не увенчалась успехом: от имени великого князя послам были заявлены жёсткие требования ("Вечу колоколу в отчине нашей в Новгороде не быти, посаднику не быти, а государство нам свое держати"), фактически означавшие конец новгородской независимости. Столь явно выраженный ультиматум привёл к началу в городе новых беспорядков; из-за городских стен начался переход в ставку Ивана III высокопоставленных бояр, в том числе военного предводителя новгородцев, князя Гребенки-Шуйского. В итоге решено было уступить требования Москвы, и 15 января 1478 года Новгород сдался, вечевые порядки были упразднены, а вечевой колокол и городской архив были отправлены в Москву.

Оставалось решить вопрос с Ордой.

Орда продолжала распадаться; на территории прежней Золотой орды, помимо непосредственного преемника ("Большой Орды"), образовались также Астраханская, Казанская, Крымская, Ногайская и Сибирская Орды. В 1472 году хан Большой Орды Ахмат начал поход на Русь. У Тарусы татары встретили многочисленное русское войско. Все попытки ордынцев переправиться через Оку были отбиты. Ордынскому войску удалось сжечь город Алексин, однако поход в целом окончился провалом. Вскоре (в том же 1472 или в 1476 году, по разным источникам) Иван III прекратил уплату дани хану Большой Орды, что неминуемо должно было привести к новому столкновению.

Летом 1480 года хан Ахмат двинулся на Русь. Ситуация для Московского государства осложнялась ухудшением отношений с западными соседями. Литовский великий князь Казимир вошёл в союз с Ахматом и мог напасть в любой момент, а расстояние от принадлежавшей Литве Вязьмы до Москвы литовское войско могло преодолеть за несколько дней. Войска Ливонского ордена напали на Псков. Ещё одним ударом для великого князя Ивана стал мятеж родных братьев: удельные князья Борис и Андрей Большой, вместе со всем своим двором и дружинами отъехали к литовской границе и вступили в переговоры с Казимиром Литовским.

Выяснив, что хан Ахмат движется к русской границе, Иван III, собрав войска, направился на юг, к реке Оке. На помощь великокняжескому войску пришли также войска тверского великого князя. В течение двух месяцев готовая к бою армия ждала противника, однако хан Ахмат, также готовый к бою, не начинал наступательных действий. Наконец, в сентябре 1480 года хан Ахмат переправился через Оку южнее Калуги и направился по литовской территории к реке Угре - границе между московскими и литовскими владениями.
На Угре начались ожесточённые столкновения. Попытки ордынцев переправиться через реку были успешно отбиты русскими войсками. Вскоре Иван III отправил к хану посла Ивана Товаркова с богатыми дарами, прося его отступить прочь и "улус" его не разорять. Хан потребовал личного присутствия князя, однако тот ехать к нему отказался; также князь отказался от предложения хана послать к нему сына, брата или известного своей щедростью посла Никифора Басенкова (ранее часто ездившего в Орду).
26 октября 1480 года река Угра замёрзла. Русская армия, собравшись вместе, отошла к городу Кременцу, затем к Боровску. 11 ноября хан Ахмат отдал приказ отступить. Татары смогли разорить ряд русских волостей под Алексиным, но после того, как навстречу были отправлены русские войска, отошли в степь.

"Стояние на Угре" завершилось фактической победой Российского государства, получившего желанную независимость. Дальше пошла история вполне зрелого народа и его Великого княжества Московского, вскоре ставшего Московским, а затем и Русским царством...


Я понимаю краткость заметок и то, что академик Фоменко со товарищи и многочисленные "национальные" историки не согласятся с изложенным, но под всем сказанным есть источники, которых нет у возражателей. Очевидно, необходимо продолжить очерк, показав расширение русского мира м включение в него все новых народов, а потом уже писать, собственно о народах. Вопросы этногенеза мной не освещались. Пусть еще кто...))))
Аватара пользователя
Константин
гражданин
гражданин
 
Сообщений: 98
Зарегистрирован:
Откуда: видное

Re: Запев, так сказать...

Сообщение Один из нас 14 янв 2010, 02:39

Мне понравилось. Краткость - сестра))) Продолжу (может быть, затем объеденим. В целом, нормальнобез условно лишних деталей, о них можно разговаривать потом. И отдельно). Прододжу чуть подробнее, но немного.

Итожа про Ивана IIIЗа свое правление присоеденил к Московкому княжеству Ярославское и Ростовское княжества, Новгородскую землю, Тверское княжество, Вятскую, часть Рязанской, Черниговскую, Северскую, Брянскую и Гомельскую земли. Иван заставил Ливонский орден платить дань Москве за древнерусский город Юрьев (совр. Тарту). Сделал себя, в некотором смысле, наследником византийских императоров,женившись в 1472 году (это очень важно для дальнейшей истории) на племяннице последнего из них - Софье Палеолог. В ряде документов Иван III именовал себя "государем" и "царем"... (Впервые он. Иван IV- поздее) В его правление Русь превратилась в Российское государство, геральдическую систему которого, он увенчал византийским двуглавыи орлом Неотъемлимым символом Московского государства при нем стал Георгий Победоносец, поражающий копьем змия.

Присоединение княжеств и уделов,с последующим переводов бывших владетельных княхей,фактически, на положение служителей не мог не породиить опозиционного брожения с которым Иван беспощадно боролся.
При нем появилась государственная бюрократия - первые "специализированные" Приказы. Появился и "Судебник". Началось строительство нового Кремля, где был возведен новый Успенский собор и заложен новый Архангельский собор, сооружена Грановитая палата, начато строительство Благовещенского собора и других невиданных доселе сооружений.
Интересно (возможно, вследствии неудавшейся Ивану секуляризации церковных земель), что Иван III не принял перед смертью схиму, как это сделали его прадед, дед и отец, и умер светским государем в 1505 году, на Москве.

Летописный источник в обработке Татищева говорит : "Сей блаженный и достохвальный великий князь... многие княжения присовокупи и силу умножи, варварскую же нечестивую власть опроверже и всю Русскую землю данничества и пленения избави, и многие от Орды данники себе учини, многа ремесла введе, их же прежде не знахом, со многими дальними государи любовь и дружбу и братство сведе, всю Русскую землю прослави..."

Последние годы правления Ивана III отмечены заговорами и интригами , в результате чего, вопреки первоначальным планам князя, 14 апреля 1502 года он пожаловал сына Василия Великим князем, благословил и посадил "на великое княжение Владимирское, Московское и всея Руси самодержцем".

Став великим князем, Василий пошел по пути отца. В августе 1506 года умер литовский великий князь Александр. В Литве, после смерти Александра Ягеллона на престол вступил Сигизмунд I Старый, который заключил антимосковское соглашение с крымским ханом. Вражда между двумя государствами возобновилась.
Василий принял к себе литовского мятежника князя Михайла Глинского. Началась война между Великим княжеством Московским и Великим княжеством Литовским, объединённым личной унией с Королевством Польским Только в 1508 году король Сигизмунд "навеки" отказался от всех отчин, принадлежавших князьям, перешедшим при Иване III под власть Москвы.

Решив, на время, вопрос с Литвой, Василий покончил с независимостью Пскова. В 1510 году Василий велел сказать представителям Пскова: "Вечу в Пскове не быть, а быть в Пскове двум наместникам". Псковичи, собрав вече, стали думать, выступить ли против государя, но решили покориться. 13 января сняли вечевой колокол и отправили в Новгород. 24 января Василий приехал в Псков. 300 самых знатных семей должны были переселиться в Москву. Взамен переселялись москвичи. Деревни выведенных псковских бояр были отданы московским.

Василий вернулся к литовским делам. В 1512 году снова началась война. Главной целью был Смоленск. Потребовалось три осады Смоленска, пока 29 июля 1514 года осажденные не согласились сдать город. 31 июля смоляне присягнули великому князю, и 1 августа Василий торжественно вступил в город. Московское войско забрало также Мстиславль, Кричев и Дубровны. Радость на Москве была необычайная - присоединение Смоленска было заветной мечтой еще Ивана III.

Собирание русских земель продолжалось. В 1517 году Василий вызвал в Москву рязанского князя Ивана Ивановича и велел схватить его. После этого Рязань была присоединена к Москве. Сразу вслед за тем присоединили Стародубское княжество, а в 1523 году - Новгород-Северское. Князь Новгород-Северский Василий Иванович Шемякин, подобно рязанскому князю, был вызван в Москву и заключен в темницу. Такова была судьба противников интеграции в те времена, когда "преобладали центростремительные тенденции"...

В ноябре 1525 года был объявлен развод великого князя с бездетной великой княгиней Соломонией, которую постригли под именем Софьи в Рождественском девичьем монастыре, а потом отослали в Суздальский Покровский монастырь.
В январе 1526 года Василий женился на Елене, дочери умершего князя Василия Львовича Глинского. Однако, прошло четыре с половиной года, пока, наконец, супруги не прибегли в молитвах к преподобному Пафнутию Боровскому. Тогда только Елена сделалась беременной. Радость великого князя не имела пределов. 25 августа 1530 года Елена родила первенца Ивана, а через год и несколько месяцев - другого сына, Юрия.

Но едва старшему, Ивану, минуло три года, как Василий неожиданно серьезно занемог и понял, что смерть близка. Он благословил своего сына Ивана на великое княжение и скончался 3 декабря 1533 года.

Ну вот. А дальше еще одна важная глава - Иван IV Васильевич, Иван Грозный... Но или в следующий раз или кто-то другой.
Мир Вам, русские люди
Аватара пользователя
Один из нас
Основатель Форума
 
Сообщений: 256
Зарегистрирован:
Откуда: Москва

Сообщение федя умойся 14 янв 2010, 03:12

Ну вы даете!!! так в школу можно было не ходить))) Года три!!!
Ивана Ивановича (Рязанского) жаль... за Шемякиным, видать, наследное что-то болталось, а Иван Иванович должен был лучше думать, на ком жениться... Почитал бы про предыдущее княжение. Ничему история не учит)))

А так - спасибо и - в ОСНОВЫ!
Аватара пользователя
федя умойся
гражданин
гражданин
 
Сообщений: 97
Зарегистрирован:

Re: Запев, так сказать...

Сообщение фиолет 14 янв 2010, 09:50

Да, еще немного и, действительно, "краткий курс") Хотелось бы, чтобы хватило терпения и потом в Базу.... Тут осталось до Романовых и, как мне кажется, дадьше можно не компилировать пока. Вот только хотелось бы побольше о Киеве, как о "переходном призе".... Все эти разборки. Было бы поучительно.
Аватара пользователя
фиолет
слушатель
 
Сообщений: 39
Зарегистрирован:
Откуда: москва, центр

Re: Запев, так сказать...

Сообщение Константин 14 янв 2010, 23:46

Вот и написали бы по Киеву)))) Там одних имен на две страницы. Слез не хватит иванов ивановичей оплакивать....
Аватара пользователя
Константин
гражданин
гражданин
 
Сообщений: 98
Зарегистрирован:
Откуда: видное

Re: Запев, так сказать...

Сообщение Один из нас 19 янв 2010, 08:23

Ну, "по Киеву", не по Киеву, а до Романовых дописать наш очерк-справку, видимо, придется... Следующая глава. Иван IV. Максимально кратко, но фигура склоняемая и эксплуатируемая, в том числе, и врагами Русского Мира...

Родился, как и написано выше, 25 августа 1530 года, в селе Коломенское (я там гуляю иногда). По происхождению, по отцовской линии (от Ивана Калиты) - Рюрикович (сам себя он считал "из немец" и род вел от брата римского Императора Августа Пруса), по материнской - от Мамая (легендарно считавшегося предком литовского рода князей Глинских).

Если набраться наглости и попытаться структурировать задачи, стоявшие перед этим человеком при его жизни, то мы сможем выделитиь (исключив обстоятельства личного характера) две основные задачи:
1. Выжить (и это совсем не "личное" - от государя зависело очень много и очень многие, если не все и вся)
2. Продолжить процесс, активированный его предками (отцом - Василием III и дедом - Иваном III), по собиранию руccких земель и созданию Державы.

Вторая задача,в свою очередь, включает в себя две подзадачи:
1. Правовое и практическое оформление уже состоявшихся фаз единения.
2. Неуклонное наращивание мощи государства для продолжения процесса и придания ему необратимости.

Как справлялся Иван Васильевич с этими задачами и справлялся ли?

Задача ПЕРВАЯ


После смерти отца (Василия III), последовавшей вскоре за тем, как Ивану исполнилось три года, власть в великом княжестве московском перешла к Елене Глинской - матери Ивана.
В 1538 году и она скончалась (есть совсем небезосновательная версия отравления) и власть взяли в свои руки Великие бояре во главе с Шуйскими.

Детство, нравы Шуйских описаны Иваном IV много позднее в своей переписке с Курбским. Тогда, в течении двух лет, были удалены или уничтожены многие близкие маленькому великому князю люди.
В 1540 году инициативу попыталась взять в свои руки Церковь: митрополит Иоасаф настоял на удалении князя Ивана Шуйского и на освобождении князя Бельского, и удельного князя Старицкого. Эта фамилия играет значительную роль в деяниях Ивана IV. Именно, старший князь Старицкий, Андрей поднял в 1537 году мятеж в своей вотчине - Новгороде против семилетнего тогда Ивана. И вот он прощен. Особенность ситуации в том, что Старицкие - последние удельные князья на Руси, вторая ветвь правящего рода и сын Андрея, князь Владимир (двоюродный брат Ивана IV и реальный претендент на престол), вольно или невольно, всю свою жизнь будет служить одним из центров заговоров против Ивана, именно, о нем задумаются приближенные царя в 1553 году, во время тяжелой болезни Ивана IV и, именно, он будет , в конце концов, отравлен.

Однако, в 1542 году последовал новый заговор в пользу Шуйских. Был убит князь Бельский и изгнан с кафедры Иоасаф. Шуйские не церемонились с противниками. Так, прямо во дворце на глазах маленького Ивана был изрублен верный человек Семен Воронцов.

Но уже в 1543 году великий князь показал характер: тринадцвтилетний Иван велел схватить главного из Шуйских, князя Андрея, повелев бросить его на растерзание собакам. Бояре поняли, что у них есть великий князь.
Однако, реальная власть оказалась в руках дядей Ивана - князей Михаила и Юрия Глинских, использовавших, судя по всему, властолюбие юного великого князя в своих целях. Иван не особо мешал их планам, он очень много читал и "задумывался". Позднее, за ним прочно закрепится репутация одного из самых начитанных людей всего XVI века.
На 17-м году жизни Иван пожелал принять титул Царя и... жениться.
16 января 1547 года в Успенском соборе Московского Кремля состоялось торжественное венчание на царство великого князя Ивана IV. На него были возложены знаки царского достоинства: крест Животворящего Древа, бармы и шапка Мономаха. После приобщения Святых Тайн Иван Васильевич был помазан миром.
Несомненно, потребность в смене титула была взята Иваном из прочитанных книг. Это меняло очень многое во взаимотношениях с тогдашними властителями.
Титул "Великий князь" переводили в тогдашней европейской традиции, как "принц" или "великий герцог". Титул "царь" или употребляли, как есть, или переводили, как "Император".
Император в тогдашней Европе был один - Император Священной Римской империи... Так появлялся второй.

Таким образом, можно считать, что он решил первую задачу: он выжил. Все дальнейшее происходит уже с царем московским Иоаном IV Васильевичем. Хотя нужно сказать, что эту задачу он решал всю жизнь и, по большому счету, есть основания считать , что не решил: в шестидесятые годы вскрывали и исследовали гробницы Архангельского собора Кремля и тогда, в коcтях Ивана IV были обнаружены остатки ртути в количестве, как сказали бы сегодня, тридцати двух (32!) ПДК...
Недавно подобное исследование провели по царицам (заведующая археологическим отделом музеев московского Кремля Т.Д. Панова): "Первая, горячо любимая жена Ивана Грозного Анастасия Романова-Захарьина ушла из жизни в 27 лет. Но вовсе не от того, что ее организм истощился от частых родов (она успела родить шестерых детей), как прежде считали многие историки, а от солей ртути."

3 февраля того же года царь венчался (в большой любви) с той самой Анастасией Захарьиной-Романовой. Следующие тринадцать лет он будет почти счастлив благодаря этой женщине.

21 июня 1547 года в Москве случился невиданный пожар, продолжавшийся 10 часов. Сгорело 25 000 домов, погибло около 3 000 человек. В бедствиях, как это было принято, обвинили фактически стоящих у власти Глинских.
Москва была захвачена воставшими, знать бежала и некое подобие власти пришлось даже организовывать посадским людям. Громили дворы бояр, Юрия Глинского убили почти сразу, за выдачей остальных обратились в село Воробьево (там я тоже не прочь погуляти, иной раз), где укрылся с семьей царь и великий князь.
"Вниде страх в душу мою и трепет в кости мои и смирился дух мой", - записал позднее Грозный. С трудом ему удалось убедить народ разойтись. Ивану, укротившему возбужденную толпу, нет и семнадцати лет!

По печальному совпадению бунты произошли тогда и в некоторых других городах, по своим причинам: неурожай, предпринятое повышение налогов и злоупотребления воевод.
Сразу после наступления относительного спокойствия, царь велел схватить и казнить известных заговорщиков. Царь, все-таки, имеется в отечестве!

События рубежа XV-XVI по укреплению центральной власти и устранению раздробленности и более поздние меры Василия III диктовали дальнейшее. Развитие этих тенденций и суждено было возглавить Ивану IV, чьей излюбленной идеей, почти с детских лет, воспринятой в тишине кремлевких библиотек, посреди бесконечных заговоров и интриг жадных временщиков, была идея неограниченой самодержавной власти.

Задача ВТОРАЯ
(подзадача первая). Оформление свершившегося.


Планы переустройства России принадлежали небольшой группе людей, окружавших в то время молодого Ивана IV. Что это за люди, в первую очередь? Это митрополит Макарий, образованнейший человек, священник придворного Благовещенского собора Сильвестр и Алексей Федорович Адашев (дворянин не из знатных). Именно он, Адашев к началу 1549 года становится, по сути, руководителем "правительства", названного впоследствии Андреем Курбским "Избранной Радой". Сильвестр склонял Ивана к покаянию и очищению себя и страны от зла с помощью "новых" людей, подобраных по его же, Сильвестра, подсказкам, которые и составили эту самую "избранную раду", затмившую боярскую думу в текущих делах. Значение ее огромно, но не безгранично, так как подвергалось воздействию и ослаблялось влияниями бояр Захарьиных и того же митрополита Макария.

Участие Ивана IV сообщило первым же мерам на пути реформ некоторый личностный драматизм, придав им характер осуждения эпохи боярского правления в малолетство царя, которая оценивалась как время государственного кризиса и народных страданий. С именем Алексея Адашева связаны все последующие реформы, а также успехи внешней политики России в середине XVI века Кроме них, в разработке и проведении реформ также активно участвовали Захарьины, И.В.Шереметев, А.И.Курбский - тогда соратник царя.

Деяния предыдущих княжений ( практически полное устранение уделов) изменили государственную форму и потребовали новых механизмов управления ею и новых правовых оснований. В феврале 1549 года начинается деятельность Земских соборов - сословно-представительных органов.

Первым собором обычно считается совещание, созванное царем 27 февраля 1549 (Ивану девятнадцать(!) лет). Вначале он выступил перед боярами, окольничими, дворецкими и казначеями в присутствии церковного "освященного собора", и в тот же день он говорил перед воеводами, княжатами и дворянами.

В 1550 году очередным собором был принят новый Судебник, утвержденный царем, где было подтвержденно право свободного перехода крестьян. Этот Судебник и отдельные царские грамоты предоставляли крестьянским общинам право самоуправления, раскладки податей и надзора за порядком.

В 1551-1552 годах отменено наместничество в некоторых областях. А в 1555-1556 годах приговором царя "о кормлениях" наместничье управление отменялось всюду. Его место занимало местное управление - штука неоднородная и зависимое от положения и традиций той или иной области государства.
В центральных уездах, где было развито частное землевладение, вводилось губное управление, а дворяне выбирали из своей среды губных старост. Вместе с тоже выборными городовыми приказчиками они возглавили уездную администрацию.
Выборные власти стали появляться и в тех уездах, где не было частного землевладения. Здесь из зажиточных слоев черносошного населения выбирались земские старосты. Эти волостные администраторы исторически связаны с сотенной общинной организации Киевской Руси. Они традиционно осуществляли надзор за общинными землями, распределяли и собирали налоги, разрешали мелкие судебные дела, решали другие вопросы, затрагивающие интересы общины в целом.

Земская реформа наряду с черносошными землями затронула и города, где тоже из зажиточного (но уже, из посадского населения) выбирались земские старосты. Губные и земские старосты в отличие от кормленщиков - пришлых людей - действовали в интересах своих уездов, городов и общин.

Картину несколько портит реализация замыслов и указов и, в первую очередь, недостаточная последовательность в проведении новых порядков. Полностью административную реформу удалось провести лишь в северных областях, обретших, с той поры, свой неповторимый своеобразный дух, не утраченный и до сего дня.

Некоторые истрики однозначно трактуют (оценивая критически) эти реформы как шаги по централизации власти, забывая, что, во-первых, власти на местах становились выборными, а, следовательно, развивалось самоуправление, а во-вторых, что еще, как не централизация требовалась только созданой державе? Институты самоуправления XVI века не являются навязанными властями, но приемниками вечевых традиций Древней Руси в условиях формирования единого государства. Традиции эти очень пригодились потом - в Смутное время. Не посадский ли староста Козьма Минин, воплощенный Мартосом в бронзе, застыл на Красной площади рядом с бронзовыым же Рюриковичем - князем Пожарским?

Была запущена и бюрократическая реформа: растет значения приказов как органов управления. Возникают важнейшие из них: Челобитенный, под руководством Адашева, в котором принимались жалобы на имя царя и проводилось расследование по ним; Посольский, возглавляемый Висковатым; Поместный - ведавший делами землевладения; Разбойный, котрый разыскивал и судил "лихих людей". Первый приказ военного ведомства - Разрядный - обеспечивал сбор дворянского ополчения и назначал воевод, второй - Стрелецкий - ведал созданием в 1550 г. войском стрельцов. Финансы находились в ведомстве Большого прихода... Окончательно эта система оформится уже в XVII веке.

Главные изменения в социально-экономической сфере были направлены на обеспечение землей служилых людей - дворян. В 1551 году на Стоглавом соборе Иван IV заявил о необходимости перераспределения ("переверстания") земель между землевладельцами: "у кого лишек, ино недостаточного пожаловати".
Под "недостаточными" подразумевались служилые люди. Для проведения упорядочения земель предпринимается их всеобщая перепись. В процессе ее осуществления прежнее подворное налоговое обложение заменялось поземельным.

Размеры земельных владений обусловливали и прежние службы дворян. "Уложение о службе" (1555) устанавливало правовые основы поместного землевладения. Каждый служилый человек имел право требовать поместье не меньше 100 четвертей земли (150 десятин, или примерно 170 га), так как именно с такой земельной площади должен был выходить на службу "человек на коне и в доспехе полном". Таким образом, с первых 100 четвертей выходил сам землевладелец, а со следующих - его вооруженные холопы. Согласно "Уложению"; вотчины в отношении службы уравнивались с поместьями, а вотчинники должны были нести службу на тех же основаниях, что и помещики.
Основу вооруженных сил составляло теперь конное ополчение землевладельцев. Помещик или вотчинник должен был выходить на службу "конно, людно и оружно". Кроме них, существовали служилые люди "по прибору" (набору): городская стража, артиллеристы, стрельцы. Сохранялось и ополчение крестьян и горожан - посоха, несшая вспомогательную службу.

Управление дворянским войском крайне усложнялось обычаем местничества. Перед каждым походом происходили жаркие споры. "С кем кого ни пошлют на которое дело, ино всякой разместничается", - отмечал в 1550 году Иван IV.
Поэтому местничество в армии воспрещалось и предписывалось несение воинской службы "без мест". Принцип занимать высшие посты в армии родовитыми княжатами и боярами тем самым нарушался. А то было "от роду"...
В 1550 создается Стрелецкий приказ с задачей организации под Москвой трехтысячного корпуса "выборных стрельцов из пищали", обязанных быть всегда наготове для исполнения ответственных поручений. В него, первоначально, вошли представители знатнейших родов и верхи Государева Двора. Стрельцы представляли собой уже регулярное - войско, вооруженное новейшим оружием и содержащееся казной. Организационное строение стрелецкого войска было позднее распространено на все войска.
Этот приказ и это войско очень скоро пригодились.

Задача ВТОРАЯ (подзадача вторая)


При относительном спокойствии на Западе, совсем недалеко от Москвы Казанское ханство держало в своих руках волжский торговый путь и беспокоило Москву своей непредсказуемостью.  К середине XVI века борьба с Казанским ханством стала одной из первоочередных задач. Следует сказать, что эта борьба, отнюдь, не была "войной с индейцами" - это было историческое соперничество сопоставимых противников. Об этом ясно говорят и неудачные дипломатические попытки договориться (Казань то признавала вассальную зависимость, то рвала подписанные грамоты) и такие же неудачные походы "под Казань", предпринятые уже в 1547- 1548 и в 1549-1550 годах.

Весной 1551 года в 30 км на запад от Казани у впадения в Волгу р.Свияги в кратчайший срок (из заранее заготовленных блоков) строится деревянная крепость - Свияжск. В августе 150 000 русского войска осадили Казань. Осада длилась почти полтора месяца. Активно задействовали инженеров: подвели к стенам подвижные осадные башни "гуляй-города", осуществивший ряд подкопов под стены.  В результате взрывов пороха, заложенного в подкопы, был разрушен большой участок стены, и 2 октября 1551 года Казань была взята штурмом.
Падение Казани - поминальный звон по другому осколку Орды - Астраханскому ханству. В августе 1556 года Астрахань была присоединена. Признала вассальную зависимость от России и Ногайская орда (между средним течением Волги и Яиком). В 1557 году было закончено присоединение Башкирии.
Земли Поволжья и торговый путь по Волге оказались в составе России.
Произощедшее резко ограничило возможности нападения со стороны татар Крымского ханства. А.Адашев настаивал на активных действиях против Крыма, однако впервые встретил резкое сопротивление со стороны Ивана IV. Против крымцев в 50-е годы начали строительство Засечной черты - оборонительной линии из лесных засек, крепостей и естественных преград, проходившей южнее Оки, недалеко от Тулы и Рязани. Это не спасло Москвы в 1571 году, когда Москва была сожжена, за исключением Кремля. Количество погибших в огне составило несколько сот тысяч человек, до 150 000 татары увели в плен. Весь этот урон, многократно превзошедший урон от предальства Курбского, стал возможен благодаря действиям Кудеяра Тишенкова, сына боярского, родом из г. Белева. Тишенков и несколько детей боярских провели войско Девлет-Гирея тайными тропами мимо русских застав, так что татары внезапно оказались перед Москвой. Но выводы были сделаны и уже в 1572 году , крымский хан Девлет-Гирей со 120 000 - ым войском был совершенно разбит в 50 км от Москвы. Черта заработала.

Пока откладывалось решение вопроса на Западе, путь русской цивилизации лежал на Восток, в Сибирь. Хан Едигер признавал себя вассалом России, а Сибирь, скажем так, русским протекторатом. Сибирское ханство платило дань Москве в 50-е годы XVI столетия. но пришедший затем к власти с "южными татарами" хан Кучум разорвал эти отношения.
Около 1581-1582 годов (датировка спорна) Строгановы, получившие обширные владения по рекам Каме и Чусовой, снарядили за Урал военную экспедицию казаков и ратных людей из городов. Во главе этого отряда (около 600 человек) стал атаман Ермак Тимофеевич. Возле столицы Кучума - Кашлык - состоялось сражение. Ханское войско не выдержало казачьего натиска. Ермак вошел в Кашлык и стал собирать дань с сибирских жителей. Однако, через несколько лет Ермак погиб. Поход его не привел к интеграции Сибири, как принято считать в народе, но начало было положено.
С середины 80-х годов XVI века в западной части Сибири строятся крепости: Тюмень, Тобольский острог, Сургут, Томск. Центром становится Тобольск, куда назначался воевода. В его распоряжении находились стрельцы, казаки, другие служилые люди. В Сибирь двинулись и потоки русского крестьянства, принесшие с собой традиции русского земского самоуправления.

Процесс усиления государственной власти неизбежно вновь выдвигал вопрос о положении церкви в государстве. Царская власть, источники доходов которой были немногочисленными, а расходы велики и постоянно росли вместе с государством, не могла не задуматься о доходах церквей и монастырей.
Молодой царь совещался с митрополитом и в сентябре 1550 года была достигнута договоренность: монастыри не основывают новые слободы в городе, а в старых слободах не ставят новые дворы. Посадские люди, бежавшие от тягла в монастырские слободы, "выводились" назад. Это было продиктовано объективными потребностями государственной казны.

В январе-феврале 1551 года был собран церковный собор, на котором были зачитаны "царские вопросы", составленные Сильвестром. Ответы на них составили сто глав приговора собора, получившего название Стоглавого. Царя и его окружение волновало, "достойно ли монастырям" приобретать земли и получать различные льготные грамоты.  
По решению собора прекратилось царское вспомоществование монастырям, имеющим села и другие владения. Стоглав запретил из монастырской казны давать деньги в "рост" и хлеб в "насп", т.е. - под проценты, чем лишил монастыри постоянного дохода.
Ряд участников Стоглавого собора (названные иосифлянами, как последователи Иосифа Волоцкого) встретили программу, царских вопросов, ожесточенным сопротивлением.
Реформы Избранной Рады, в основополагающих пунктах Стоглавый собор отклонил.

11 мая 1551 года (через несколько дней после завершения собора) была запрещена покупка монастырями вотчинных земель "без доклада" царю. У монастырей отбирались все земли бояр, переданные ими туда в малолетство Ивана1533 года). Тем самым был установлен контроль царской власти над движением церковных земельных фондов, хотя сами по себе владения остались в руках у церкви. Иосифляне были очень сильны и им были многим обязаны: сам Иосиф Волоцкий был автором церковной теории о Божественной природе царской власти, а иосифляние Филофей является автором очень важной для всякого московита доктрины "Москва - Третий Рим".
В целом, взаимотношения с Церковью не носили репрессивного характера. По совету и при участии царя были проведены важные преобразования во внутренней жизни церкви. Утверждался созданный ранее пантеон общерусских святых, унифицировали обряды. Начали принимать меры по искоренению безнравственности среди духовного сословия.

Вообще, реформы на этом этапе, вопреки расхожей точке зрения, объективно, не служили целям укрепления социального положения одного сословия (дворянского) и ущемления другого - боярства. В усилении государства были заинтересованы практически все слои общества. Реформы оформляли становление Русского сословно-представительного государства. При этом подразумевалось разумное равновесие в распределении власти между рядом сословий (Земские соборы), правительством (Избранная Рада) и царем.
Однако кризис реформ 50-х годов назревал. Как пишет В.Б.Кобрин: "Главной заслугой Ивана IV в эти годы было то, что он призвал к правлению таких политиков, как Адашев и Сильвестр, и, видимо, действительно подчинялся их влиянию". Но слишком долго властная натура Ивана не могла подчиняться. Он напишет позднее, что Адашев и Сильвестр "сами государилися, как хотели, а с меня есте государство сняли: словом яз был государь, а делом ничего не владел"

В 1560 году происходит развязка. Сильвестр был направлен в ссылку: в начале в Кирилло-Белозерский монастырь, затем в Соловецкий. Адашев был послан в действующую в Ливонии армию, но вскоре вместе с братом Данилом арестован. Лишь смерть (1561), по-видимому, спасла бывшего главу Избранной Рады от дальнейших преследований. Царь порвал с деятелями Избранной рады и наложил на них различные опалы. Есть мнение, что непоследнюю роль здесь сыграли два обстоятельства: личные - сложные отношения Рады с царицей и ее родственниками (настолько сложные, что как мы уже писали выше, по свежим данным, царицу , попросту, отравили) и политические: отсуствие энтузиазма в вопросе Ливонской войны.

Иван IV, понимал, что решение вопроса в Прибалтике - продолжение казанского вопроса. Здесь из-за узости выхода к морю (устье Невы) шла блокада русской торговли со стороны Ливонской конфедерации, Великого княжества Литовского и Швеции.
Ливонская война... Много позже и совсем по другому поводу Талейран, вроде бы произнес: "Это больше, чем преступление. Это ошибка".
Это была трагическая ошибка.
С ослабленной ливонской конфедерацией можно и нужно было договориться, хотя бы и так, как делал это нередко Иван Калита. С помощью денег. Кто знал, что война продлится до 1583 года и будет стоить кратно дороже, чем все возможные договоренности!

Здесь не место защиты диссеров и мы не станем погружаться глубоко ни в ход войны , ни в ее последствия. Они, конечно были, но... в 1558 году война была начата.

Первоначально успех Сопутствовал русскому царю, но после захвата Полоцка в наметился спад. В 1564 русские потерпели ряд поражений (Битва при Чашниках). Избранная рада и здесь не ограничилась словестными перепалками. На сторону Литвы перешёл боярин и крупный военачальник, фактически командовавший русскими войсками на Западе (и друг детства царя), князь А. М. Курбский, он выдал королю царских агентов в Прибалтике и участвовал в литовском набеге на Великие Луки. Собственно этих фактов достаточно, чтобы сокрушить миф о прекраснодушном боярине Андрее Курбском. Недавно скончавшийся Р.Г. Скрынников, доктор исторических наук, профессор Ленинградского университета, один из лучших специалистов по эпохе Грозного приводит данные о том, что Курбский до этого 3 года состоял в переписке с польским королём и выдал королю план летней кампании 1564 года. В результате чего, русская армия в 14 000 человек попала в засаду и была разгромлена (См. выше. Чашники). После этого, бежав в Литву, получил, четыре местечка, несколько десятков (!) деревень, тысячи десятин земли. Потом возглавил польско-литовское войско при нападении на Россию, сжигал, по его собственному признанию, православные церкви...
Нежелание именитых бояр вести борьбу против Литвы, в принципе были объяснимы боярскими настроениями после сравнительно недавней ликвидации уделов и усиления саможержавного начала.

Царь Иван ответил репрессиями против боярства. В 1565 была введена опричнина, о котрой знаменитый скептик Ключевский заметил: "Учреждение это всегда казалось странным как тем, кто страдал от него, так и тем, кто его исследовал".

Действительно, всего семь лет существовала опричнина, семь лет из долгого царствования Ивана IV, но как много "копий" сломано над выяснением ее причин и целей.

Тем временем, в 1566 году в Москву прибыло литовское посольство, предложившее произвести раздел Ливонии на основании существовавшего на тот момент положения. Созванный в это время Земский собор поддержал намерение правительства Ивана Грозного вести борьбу в Прибалтике вплоть до захвата Риги. Т.е. подтвердил ОШИБКУ.

По поводу опричнины имеется две противоположных точки зрения, одна из которых, в свою очередь, раздваивается. (Коротко: 1. опричнина была обусловлена личными качествами царя Ивана и не имела никакого политического смысла (В.О.Ключевский, С.Б.Веселовский, И.Я.Фроянов); 2. опричнина являлась хорошо продуманным политическим шагом Ивана Грозного и была направлена против тех социальных сил, которые противостояли его "самовластию". Эта точка зрения и включает в себя две ветви: а) целью опричнины было сокрушение боярско-княжеского экономического и политического могущества (С.М.Соловьев, С.Ф.Платонов, Р.Г.Скрынников) б) опричнина "целилась" в остатки удельно-княжеской старины (Старицкий князь Владимир), а также направлялась против сепаратистских устремлений Новгорода и сопротивления церкви как мощной, противостоящей государству организации (А.А.Зимин и В.Б.Кобрин)).
Собственно, спор продолжается.

Нам представляется, что в опричнине сочетались, как инициативы Ивана, так и реакция на предлагаемые самодержавной власти альтернативы государственного развития. А угроза самодержавию с этой стороны была - это те самые сословно-представительные учреждения (соборы), созданные в реформаторские 50-е. Была и потенциальная угроза в факте существования последнего удельного князя на Руси - Владимира Андреевича Старицкого, который, как показали события 1553 года (когда во время болезни Ивана Избранная Рада заколебалась), мог реально претендовать на царствование.
Нам представляется , что вела Ивана не душевная болезнь, как часто утверждается, а идея неограниченного самодержавия, когда-то, в детстве, представшая перед ним в тиши кремлевских библиотек.

Только этим можно объяснить , что во время похода опричного войска на Новгород (опять Новгород! Не забыт мятеж Старицкого? Корни?)  В декабре 1569 по подозрению в желании Новгорода перейти к Литве. Были разграблены все города по дороге от Москвы до Новгорода царскике люди шли . как по чужой стране, грабя и насилуя. Но... утверждая Самодержавие.

Надо сказать, что опричнина не была каким-либо новым делом, ибо так назывался издавна удел, который князь выдавал своей вдове, "опричь" (т.е. кроме) другой земли. В данном случае, опричнина означала личный удел царя. Остальная часть государства стала именоваться земщиной, управление которой осуществлялось Боярской думой. Политическим и административным центром опричнины стал "особый двор" со своей Боярской думой и приказами, частично переведенными из земщины. В опричнине была особая казна. Первоначально в опричнину была взята 1 000 (к концу опричнины - уже 6 000) в основном служилых людей, но были и представители некоторых старых княжеских и боярских родов.

Выступление Ивана Грозного и опричников против старых удельных институтов достигло своего апогея в 1569-1570 годах. Церковные иерархи не поддерживали опричную политику. Митрополит Афанасий удалился в монастырь, а сменивший его Филипп Колычев выступил с обличениями опричнины. Он был низложен, заточен в монастырь. Однако факт низложения митрополитов и других церковников не свидетельствует об ослаблении позиции церкви при Иване IV, в целом. Не хочу вдаваться в детальную полемику с фильмом "Царь", одномерным русофобским лубком, где переставлены даты и подтасованы факты (что не отрицает личных достоинств митрополита Филиппа).
Также как и вопреки широко распостраненному мнению, что в опричнину были взяты территории, где господствовало княжеско-боярское землевладение. Выселение оттуда крупных землевладельцев на земли земщины, таким образом, должно было подорвать их экономическую базу и ослабить позиции в политической борьбе. Однако, в последнее время, выясняется, что ставшие опричными земли были заселены в основном либо служилыми людьми (дворянами), либо другими верными слугами государя (западные земли), либо были черносошными (Поморье). Опричная часть была выделена и в Москве. Причем, часть землевладельцев этих земель просто перешла в опричнину. Безусловно, были проведены и выселения. Но их масштабы не стоит преувеличивать, к тому же пострадавшие вскоре были возвращены на места. Опричнина отнюдь не изменила структуру крупной собственности на землю. Как пишет тот же В.Б.Кобрин: "боярское и княжеское землевладение пережило опричнину". Хотя нельзя не сказать и о том, что жертвами болезненных подозрений царя стали многие бояре. Многие, но не все, и далеко не все.
А. кстати, после возвращения из Новгорода начинаются казни уже самих опричников, тех, которые стояли у ее истоков: на смену им приходят наиболее отличившиеся, тут и возвышаются Малюта Скуратов и Василий Грязной. На 1570 год приходятся последние массовые казни в Москве.
В 1572 году "государь опричнину оставил". Тому была и внешняя причина: в 1571 году опричное войско не смогло защитить Москву от крымского хана Девлет-Гирея (хотя, как мы теперь знаем, там не обошлось без измены детей боярских) 24 мая 1571 года.
Одногодичный "эксперимент" с правлением на Москве крещеного татарского хана Симеона Бекбулатовича, который назывался "великим князем всея Руси",нельзя считать "латентной опричниной" - через год Бекбулатовича "низложили" и все встало на свои места.

Мы признаем опричнину реформой, направленной навстречу новой самодержавной форме правления. Царь Иван IV не мог не быть реформатором: при нем Россия стала многонациональной империей и при нем же Россия и Запад впервые столкнулись как враждебные цивилизации. Мы должны признать , по ее результатам, что это была неудавшаяся реформа (не все реформы удаются, как мы и сами теперь знаем точно): опричные порядки ослабили армию и Россия проиграла Ливонскую войну, не расширив, а полностью потеряв выход к Балтике (следует отметить, что, в принципе, это была война на два фронта: только 3 года из 25 лет войны не было значительных набегов); не смогла опричнина ни усилить на сколь-нибудь продолжительное время самодержавие, ни ликвидировать центральные сословно-представительные органы и местное самоуправление (если имела такую цель). После смерти Ивана IV мы видим деятельность не столько самодержца (царя Федора Иоановича), сколько его окружения, из которого более других отличался Борис Федорович Годунов, который, достигнув трона, вынужден был утверждаться Земским собором (правда тут имело место еще и пресечение династии).
Перед смертью Грозный выглядел дряхлым стариком, хотя ему было только 53 года. В последний год он уже не мог сам ходить - его носили.  Ряд современников Грозного считает, что царя отравили и это подтверждается исследованиями шестидесятых годов XX века, о которых мы писали выше. Дьяк Иван Тимофеев обвиняет в этом Бориса Годунова (ставшего царем после Грозного) и Богдана Бельского. Голландец Исаак Масса утверждает, что Бельский подсыпал яд в лекарство, которое он давал царю... Выходит, и не так уж неправ был Иван IV в своих подозрениях...
Вот так описывает его болезнь и смерть Костомаров (вообще ни видевший в Иване ни одного светлого пятна и, фактически, в своих трудах, протоколирующий наветы и отметающий всякие свидетельства иного рода):
"В начале 1584 года открылась у него страшная болезнь; какое-то гниение внутри; от него исходил отвратительный запах. Иноземные врачи расточали над ним свое искусство; по монастырям раздавались обильные милостыни, по церквам ведено молиться за больного царя, и в то же время суеверные Иван приглашал к себе знахарей и знахарок. Их привозили из далекого севера; какие-то волхвы предрекли ему, как говорят, день смерти... Иван то падал духом, молился, приказывал кормить нищих и пленных, выпускал из темниц заключенных, то опять порывался к прежней необузданности... Ему казалось, что его околдовали, потом он воображал, что это колдовство было уже уничтожено другими средствами. Он то собирался умирать, то с уверенностью говорил, что будет жив. Между тем тело покрывалось волдырями и ранами. Вонь от него становилась невыносимее.
     Наступило 17 марта (1584). Около третьего часа царь отправился в приготовленную ему баню и мылся с большим удовольствием; там его тешили песнями. После бани царь чувствовал себя свежее. Его усадили на постели; сверх белья на нем был широкий халат. Он велел подать шахматы, сам стал расставлять их, никак не мог поставить шахматного короля на свое место и в это время упал. Поднялся крик; кто бежал за водкой, кто за розовей водой, кто за врачами и духовенством. Явились врачи со своими снадобьями, начали растирать его; явился митрополит и наскоро совершил обряд пострижения, нарекая Иоанна Ионою. Но царь уже был бездыханен. Ударили в колокол на исход души. Народ заволновался, толпа бросилась в Кремль. Годунов приказал затворить, ворота. На третий день тело царя Ивана Васильевича было предано погребению в Архангельском соборе, рядом с могилою убитого им сына"
Что-то чувствовал и сам Иван: с 1578 года царь перестал казнить. Почти в это же время он приказал составить синодики (поминальные списки) казненных и разослать по монастырям вклады на поминовение их душ; в завещании 1579 года каялся в содеянном.

Контрастность мнений об Иване Грозном заставила С.Б. Веселовского, знатока опричнины, еще в 1960-е годы написать о неразберихе в истории:
"В нашей историографии нет, кажется, вопроса, который вызывал бы большие разногласия, чем личность Царя Ивана Васильевича, его политика и, в частности, его пресловутая опричнина. И замечательно, что по мере прогресса исторической науки разногласия, казалось бы, должны были уменьшиться, но в действительности наблюдается обратное."

Неразбериха в истории, а точнее, в воззрениях историков, привела к появлению книги Ельянова "Иван Грозный - созидатель или разрушитель? Исследование проблемы субъективности интерпретаций в истории" (М., 2004), где предметом исследования оказались сами историки, пишущие о Грозном. Автор пришел к заключению, что причиной неоднозначности оценок и субъективности в истории, а разные мировоззрения историков.
В случае с Грозным, пожалуй, все-таки, не недостаток фактов, и, может быть, даже не ангажированность ученых мужей, но крайняя ненадежность имеющихся фактов: однажды убиенные оживают и сидят воеводами в городах, потом их подвергают казни вторично, а они идут на войну и геройствуют там. Масштабы цифр упоминаемых казней различаются не в десятки, а в сотни раз. Что говорить, если с подобным мы сталкиваемся совсем не через 500 лет...

Ради справедливости необходимо сказать: Иван IV был одним из самых образованных людей своего времени, обладал феноменальной памятью, богословской эрудицией. Он автор многочисленных посланий (в т.ч. знаменитых писем к Андрею Курбскому), музыки и текста службы праздника Владимирской Богоматери, канона Архангелу Михаилу. Царь способствовал организации книгопечатания в Москве и строительству храма Василия Блаженного на Красной площади в ознаменование покорения Казанского царства.

И некоторые итоги:


За время царствования Ивана IV территория Российского государства увеличилась почти в два раза - с 2,8 до 5,4 млн. кв. км. Населениие увеличилось на треть (да, присоединяли земли, но малолюдные. Сибирь была , практически пуста. Население Казаи составляло примерно 800 000 против 10 000 000 московитов)

Были завоеваны три царства - Казанское (1552), Астраханское (1556) и Сибирское.
Народы Поволжья, Приуралья, Кабарды и Западной Сибири признали зависимость от русского царя.

Россия из государства преимущественно великорусского превращалась в многонациональную империю. Фактически, был создан Русский Мир.

Новые народы вошли в орбиту российской государственности и уже при Иване IV принимали участие в войнах на стороне России.

Для закрепления новых земель в Поволжье и Прикамье начали строить городки-крепости и основывать монастыри.

В 1555 году была создана казанская епархия. Потянулись на новые земли и крестьяне, но вот это не было государственной инициативой: русские власти старались всячески избегать земельных споров с местным населением.

1560-е - 1570-е годы был создан грандиозный рубеж, протянувшийся на 600 км от Козельска до Рязани. Его называли Засечная черта, Черта или Государева заповедь. Для обустройства и поддержания засек ввели специальный налог - засецкие деньги, был принят закон об охране засечных лесов. В 1566 году Черту посетил Иван IV. Создание Засечной черты резко уменьшило число татарских набегов на Русь. Перемещение Черты на юг позволило земледельцам начать освоение плодороднейшего российского Черноземья.

По репрессиям. Расхождения цифр таково, что скорее можно признать их полное отсуствие, но есть один документ: "Синодик опальных". Цифрам Синодика опальных можно верить больше, чем оценкам современников, как и сегодня питавшихся слухами, и также склонных преувеличивать число погибших. Синодик был составлен в конце жизни Ивана IV (1582-1583) для поминания в монастырях людей, казнённых в годы его правления. Царь, как человек глубоко верующий, желал найти примирение со своими жертвами перед Богом и был заинтересован в точности сведений. Да и подумайте сами, как он мог надеяться обмануть Всевидящего? В Синодике записаны казненные с 1564 по 1575 гг. (всего около 3300). Это, разумеется, далеко не все погибшие от террора - судя по запискам опричного немца Штадена, он, например, не докладывал об убитых им людям.
  
В Синодике опальных не указаны умершие в тюрьмах или после пыток; например, там нет князя Михаила Воротынского. Нет там казненных до 1564 года, правда, в первую половину царствования Ивана IV (1547 - 1563) по его указанию были казнены единицы. Нет в списках и казненных в последние 8 лет жизни царя (1576 - 1584), но опять же, в эти годы казней было мало - царь был настроен на покаяние, о чем свидетельствует составление Синодика и указ, грозивший наказанием за ложные доносы. Тем не менее, в совокупности, принимая во внимание неучтенные жертвы террора 1564 - 1575 гг., можно предположить, что число погибших по политическим и религиозным мотивам было в два-три раза больше, чем указано в Синодике, но вряд ли превышало 10 000 человек.

37 лет царствования и 10 000 убиенных врагов государя и церкви... По тогдашним еыропейским меркам, результат слабый. В Англии негрозный и не сумасшедший Генрих VIII1509 по 1547) казнил 72 000, Елизавета1558 по 1603) - 89 000... примерно тогда же, Герцог Альба казнил в просвещенных Нидерландах свыше 18 000 человек.
В Европе XVI века только с диагнозом "колдунья" было сожжено по самым скромным оценкам не менее 50 000 человек.

Мы согласимся с мнением, что объяснение прославления Грозного московского царя как мирового тирана есть несложное объяснение. Социальный состав репресируемых. Из 3300 человек, отмеченных в Синодике, около 400 были дворянами и боярами. При этом, на одного боярина приходилось три-четыре дворянина (Веселовский). Столько убитых князей и бояр, это совсем не мало по европейским представлениям. Это сопоставимо с количеством аристократов - жертв Варфоломеевской ночи. Правда, в Синодике опальных указаны люди, казненные за 11 лет, а во Франции столько убили за одну ночь. Но католическая Европа одобрила убийства протестантов, тогда как деяния царя московского привели в ужас и тех и других.
По синодику можно заметить еще одну странность: почему же так "немного" дворян и бояр? А кто еще там, в Синодике, кроме них и духовенства (кстати, митрополита Филиппа там нет)? Ведь общеизвестно, что царь не отзывался худо о крестьянах? По нашему мнению, здесь может сыграть свою роль и русский обычай, по которому никто кроме царя не мог утвердить смертный приговор (ни один шериф!) и с окраин державы волокли в Москву разбойников на утверждение их наказания через лишение жизни к царю... Этот обычай просуществовал до 1917 года. Все смерные приговоры в Российской империи утверждались только монархом.

Ну и очень жаль, что о событиях нашей истории мы часто судим по трудам пусть и известных, но не самых информированных и не самых свободных историков. Что касается Ивана Грозного, то, что пишут Соловьёв, Костомаров, по большей части, известными полноценными научными исследованиями не подтверждается. Откуда они это взяли - неизвестно. Если только у Карамзина, ну а он, в свою очередь, всё брал из "воспоминаний" Курбского. Как двоечник у отличника. А какой "отличник" был Андрей Курбский неплохо показал и доказал покойный Скрынников, например.

В общем, вот такое "белое пятно". Мы, к сожалению, полноценно ликвидировать его не в силах, но что-то, что-то...
Мир Вам, русские люди
Аватара пользователя
Один из нас
Основатель Форума
 
Сообщений: 256
Зарегистрирован:
Откуда: Москва

Re: Запев, так сказать...

Сообщение кино 21 янв 2010, 05:29

Если бы я был в шляпе... "Академизма нам не нада". Редко читал в инете, да и в других местах, что-то более популярное (в очень хорошем смысле этого слова). Где наши дети? Они выросли не узнав этого! Им не сумели рассказать(

Спасибо. Почему-то подумал: а у Курбского родственники в Москве не осталось? Он был один в семье?
Аватара пользователя
кино
слушатель
 
Сообщений: 47
Зарегистрирован:

След.

Вернуться в Народы Русского мира


cron
Яндекс.Метрика